Меню
О Нас
Вокалистка Evanescence про караоке, передачу «The X Factor» и смерть
Интервью Эми Ли сайту VICE
Интервью
03 августа, 2017г.
Алена Савельева

Эми Ли стала известна всему миру, когда она босиком вылезла из окна, чтобы неуверенно начать карабкаться по зданию под завывания ветра. Весь клип «Bring Me To Life» о ней, похожей одновременно на Салли из «Кошмара перед Рождеством» и готическую Офелию в ночнушке, соскользнувшую с уступа из-за того, что парень открыл окно. Она висит на кончиках пальцев, в то время как появляется он в своих мешковатых джинсах и зачитывает самый культовый рок-рэп пассаж, записанный с тех пор, как Джейкоби Шеддикс рассказал миру о своих последних надеждах в песне “Last Resort” в 2000 году.

Двадцатилетним и тридацатилетним Evanescence запомнились своим дебютным альбомом “Fallen”, вышедшим в 2003 году. На обложке – снятое крупным планом лицо Эми в оттенках черного и электрик. Альбом стал пластинкой номер один в музыкальных чартах Британии и продался тиражом в несколько миллионов копий по всему миру.  Все песни Evanescence похожи на поп-боевики из арсенала шведского продюсера Макса Мартина, но, поскольку в них были добавлены раздражающие ню-метал риффы, эта музыка смогла достучаться до каждого ребенка, смотрящего MTV и читающего журнал Kerrang!. Несмотря на то, что дальше они продолжили играть только рок, я все еще часто включаю Evanescence и обожаю исполнять мужскую рэп-партию в караоке даже после того, как ню-метал и эмо уже вышли из моды, ведь их последующие альбомы не растеряли способности западать в память.

Перед двумя большими концертами Evanescence в Лондоне (где Эми в накидке из перьев играла на рояле), я выпил столько бесплатного кофе в офисе её лейбла, что ощутил нервный мандраж, когда Эми вплыла в комнату в огромном черно-синем платье в цветах обложки “Fallen”.

 

 

VICE: Когда ты в последний раз говорила нет на что-то, связанное с твоей карьерой?

Эми Ли: Прямо сейчас. Одна женщина спросила, стану ли я судьей на шоу The Factor.

VICE: Серьезно? Много ли ты знаешь о The Factor?

Эми Ли: Передачи такого рода неплохи, но я хотела бы сфокусироваться на музыке. Если бы я приняла это предложение, мне пришлось бы много времени уделить работе «знаменитостью». Это – не мое, в этой роли я себя ощущаю странно и нервно. Но я обожаю, когда мои песни исполняют  на The Factor. Действительно, это классный комплимент, это весело и здорово. Как караоке, ты когда нибудь пел в караоке?

VICE: Да, я обычно пою в караоке либо твои песни, либо Мадонну, либо мужицкий рок.

Эми Ли:  Когда мы только начали туриться, я увлекалась караоке. В дороге мы заваливались в местный бар, искали в списке песен «Bring Me To Life», и если мы ее находили, то обязательно исполняли и следили, заметит ли кто-нибудь.

VICE: Если бы ты участвовала в телешоу “Mastermind” (“Властелин ума”), то какой бы предмет ты выбрала в качестве своей специализации?

Эми Ли: Игру “Legend of Zelda”. Мне она нравится с тех пор, как я была подростком, и я все ещё в нее играю. Вышла новая часть игры, и я  ей займусь, как только вернусь сегодня ночью в автобус.

VICE: Хотела бы ты пережить смерть, если бы тебе гарантировали, что тебя вернут после этого к жизни?

Эми Ли:  Это очень интересное предложение, но нет. Не потому, что я боюсь…У тебя есть дети? 

VICE: Нет.

Эми Ли: Появление детей заставляет тебя испытывать новый страх. Сейчас я не хочу умирать. Не то, чтобы я хотела умереть раньше, просто сейчас я чувствую ценность своей жизни. Ты становишься осторожнее, понимаешь последствия, которые произойдут, если с тобой что-то случится. Ты больше боишься, поскольку с появлением ребенка у тебя включается режим защиты. Мой сын такой милый, он любит меня, и я его обожаю.

VICE: Если ты бы могла пожить в любом другом периоде времени, какое время ты бы выбрала?

Эми Ли: Я не критикую современность, но было бы круто пожить в более наивное время, до наступления технологий. Сложно было бы жить без водопровода, поэтому я б пожила в отрезок между изобретением водопровода и до появления мобильного телефона.

VICE: Как много времени ты тратишь на девайсы?

Эми Ли: Много, но при этом меньше, чем люди вокруг меня. Я смотрю на это как на работу. Мне нравится общаться с нашими фанатами, напрямую разговаривать с людьми, потому что раньше мы были этого лишены. У нас был фан-клуб, пресс-агент и все такое, при этом общение происходило через третьего человека и искажало смысл слов.

VICE: Как прошло твое первое расставание с парнем?

Эми Ли: А считаются ли те отношения, где почти ничего не происходило?

VICE: Как минимум должны были быть поцелуи взасос.

Эми Ли: Ок, почему они закончились? Всё просто — моя семья переехала. Мой папа работал на радио, поэтому мы часто переезжали, когда я училась в школе. Это было сумасшествие – я проводила пару лет в школе, и снова переезд.

VICE: Сколько книг ты прочла за последние двенадцать месяцев?

Эми Ли: Ни одной. Это действительно печально. Когда у меня появляется свободное время, я иду в студию и пишу музыку. Возможно, я звучу тупо, но мне нравятся эти моменты и мне нужно творить, чтобы ощутить спокойствие. Я не умею отдыхать и ничего не делать, даже когда мы смотрим телевизор, я вяжу, раскрашиваю раскраски для взрослых или играю в видеигру. Только тогда я чувствую себя хорошо. 

VICE: Когда ты испытала сильнейший страх?

Эми Ли: Моему брату было восемь лет, и ему предстояла операция на мозге. У него была тяжелая форма эпилепсии, и все дошло до того, что у него было по 90 припадков в день, каждые пять минут. Врачи решили, что единственное, что можно сделать – вырезать часть мозга. Это очень серьезная и длинная операция для маленького мальчика. Он был моим лучшим другом. Мы вместе с семьей сидели в комнате ожидания и молились весь день, ждали, когда его привезут из операционной. Это было страшно.

VICE: Был ли период в жизни, когда ты чувствовала себя бесстрашной?

Эми Ли: Определенно был. Когда ты старше 17, но младше 24, ты думаешь, что можешь сделать все. Есть что-то прекрасное в в этом бесстрашии, потому что у тебя появляется уверенность пробовать, а еще ты оглядываешься и понимаешь, в какой опасности иногда из-за этой уверенности оказывался.

VICE: Есть ли сериалы и фильмы, над которыми ты плачешь?

Эми Ли: Я постоянно реву. Я плачу гораздо чаще, чем нужно. Так тупо. Хорошо, что у нас появилась еще одна девушка в группе, потому что она тоже так делает. У нас обеих подступает комок к горлу. Не уверена насчет фильмов, но я просто обожаю сериал «Корона». Американцам он нравится. Ранее я не видела, чтобы королеву Елизавету изображали молодой девушкой. Я много плачу над этим сериалом. И я часто рыдаю над детскими фильмами. Прошлой ночью я читала историю «Пиноккио» и начала плакать. Я очень эмоциональна…если ты этого не заметил по моей музыке.

VICE: Каким моментом в карьере ты больше всего гордишься?

Эми Ли: Концертом в Осло в честь нобелевской церемонии. Мы выступали вместе с людьми со всего мира, с которыми бы не столкнулись на обычном концерте. Играть там – престижно, мощно, и это опыт, исполненный любви. В такой важный для нас момент мы были вынуждены круто нарядиться.

VICE: Самое яркое воспоминание о школе?

Эми Ли: Кажется, мне было 9. На тот момент я уже взяла несколько домашних уроков игры на пианино. И вот в школе на уроке музыки нам решили рассказать, как писать музыку. Это было очень просто: «Вот так звучит четверть, а так – половинная нота». В качестве финального задания всем дали по клочку бумаги и попросили заполнить восемь тактов нотами. Учитель сказал, что проиграет некоторые из отрывков. Это было забавно, потому что часть отрывков звучала как *поёт отвратительные ноты*, а мой звучал как «Twinkle, Twinkle Little Star». Учитель выбрал мой вариант, сыграл его, и я увидела, как изменилось его лицо, когда он понял, что я действительно сделала что-то значительное. Я не была крутым ребенком. Я была задротом, поэтому я так была горда собой. И после урока он остановил меня и сказал: «Это действительно меня впечатлило».

VICE: Когда ты впервые поехала отдыхать на каникулы с друзьями?

Эми Ли: У меня было немного каникул. Я проучилась в колледже всего один семестр, затем мы подписали контракт с лейблом, и я отправилась работать. Я люблю свою работу, и я много путешествую благодаря ей, поэтому все смешные моменты обычно связаны с работой. Например, сейчас в Лондоне мы отмечали сразу два дня рождения, шли в такой лондонский отрыв. Мы отмечаем дни рождения прямо в дороге. И мы нашли несколько мест, где было бы круто провести отпуск.

VICE: Самое позднее время, когда ты ложилась спать?

Эми Ли: Не ложилась совсем и ждала следующий день. Так было несколько раз. Но сейчас я не могу не отдыхать ночью, чем старше ты становишься, тем сложнее не спать. Твое тело просто выключается. Помню ночные бдения в колледже, когда мы готовились к занятиям по театральной композиции. Мы должны были правильно сыграть гаммы и исполнить все технические штучки без подготовки, сразу же, после того, как преподаватель тебя спросит. Мне нужно было многое освоить, чтобы научиться быстро вступать. В колледже были крошечные репетиционные аудитории —  не крупнее этого дивана, на котором мы сидим. И всю комнату занимало пианино. Я приходила в шесть вечера, выпивала литры кофеина и занималась до восхода. В конце репетиции я просто пыталась успокоить себя, я знала, что отчетный урок в 8 утра, и твердила: «Если буду заниматься до начала занятия, то я пройду».

VICE: Самый худший этап в твоей жизни?

Эми Ли: Самая несуразная стадия настигла меня в 13 лет в Арканзасе.  Мы только что переехали, я никого не знала в школе, поэтому была очень застенчивой. Я всегда училась в обычных школах, и оказалась в частной. Очевидно, что я не одевалась круто по меркам школы.  Все выглядели иначе, и я чувствовала себя полным аутсайдером. У меня были коротко подстрижены волосы, и из-за их густоты моя голова выглядела как гриб. И у меня были брекеты. Кому в тринадцать нравится то, как мы выглядим и как разговариваем? И кто в 13 не думает, что все ужасно? Все мы такими были.

 

Источник: https://www.vice.com/en_uk/article/7x9xjq/the-vice-interview-amy-lee-evanescence

Алена Савельева
Алена Савельева
Автор публикации
все записи автора