Меню
О Нас
Мортен Веланд: Я люблю русскую народную музыку
Эксклюзивное интервью лидера Sirenia
Интервью
17 декабря, 2015г.
Лолита Хардт

Мортен Веланд — фигура в тяжелой музыке культовая. Сооснователь группы Tristania — ярчайших представителей так называемой ставангерской волны готики (к которым относятся и ранние Theatre of Tragedy, и The Sins of Thy Beloved, и Myriads), основатель и единственный автор песен в группе Sirenia, создатель проекта Mortemia, вокалист, гитарист, мультиинструменталист и звукоинженер в одном флаконе, господин Веланд не может не вызывать живейшего интереса, и как музыкант, и как личность. Редакция MetalGossip воспользовалась возможностью и расспросила Мортена о сольных проектах, записи альбомов и досуге.

 

МГ: Первый вопрос будет про последний альбом группы Sirenia. Расскажи, как проходил процесс записи?

Мортен: Все песни я, как обычно, написал сам. За годы сочинительства я выработал свой собственный стиль. Разумеется, я не стою на месте и добавляю какие-то новые фишки, совершенствую технику, но сама музыкальная канва остаётся без изменений. Проще говоря, я стараюсь сочетать старую добрую Sirenia с новой, и еще добавить каких-нибудь эффектов к общему саунду. Я предпочитаю работать в полном одиночестве, потому что только так я могу сконцентрироваться на сто процентов и выдать хороший результат. Если кто-то постоянно мешается под ногами, мельтешит и отвлекает, то я не могу сосредоточиться на первоочередной задаче и быстро становлюсь рассеянным.

МГ: А остальные участники имеют право голоса в изменении уже написанного материала?

Мортен: Конечно! Сначала я пишу лирику и вокальные линии. Потом мы вместе с Айлин (вокалистка группы – прим. пер) начинаем думать, что можно улучшить. Наш гитарист Ян Эрик тоже вносит свой вклад в общее дело: он слушает очень много разной музыки, и поэтому всегда готов поделиться свежими идеями.

МГ: Я знаю, что запись альбомов ты тоже никому не доверяешь…

Мортен: Это не так. У меня дома мы записываем только вокал и основные инструменты. Хор и акустическую гитару мы едем писать в Марсель, во Францию, а потом всё отдаём на сведение Эндре Киркезоле из Dub Studios, здесь, в Норвегии. Мы никогда не меняем саму процедуру создания альбома. Зачем?

 

 

МГ: Можешь ли ты охарактеризовать каждый альбом группы тремя словами? Какой твой самый любимый?

Мортен: Сложный вопрос… Не думаю, что я могу исчерпывающе на него ответить. Каждый альбом является частью Sirenia, ее истории. Атмосфера, техника, инструменты, тематика – каждый элемент на альбоме отражает тот путь, который мы прошли, поэтому я всегда с интересом переслушиваю свои ранние записи. Они о многом могут напомнить. А самого любимого альбома у меня пока нет. Точнее, он есть, но он ещё не вышел, я только над ним работаю. Мне кажется, это у многих музыкантов так – любить еще нерожденное «дитя» больше, чем уже вышедшие альбомы.

МГ: А следующий вопрос очень беспокоит твоих персональных поклонников. Почему песни с альбома Mortemia никогда не звучат во время концертов группы? И думаешь ли ты продолжать свою сольную карьеру, или же one-man project Mortemia и есть тот самый «ком», которому не суждено было превратиться в блин?

Мортен: Ха-ха! Sirenia и Mortemia – это два разных пути, по которым я иду, и я не вижу логики в том, чтобы их смешать, без ущерба для производства. Допустим, я рычу свои песни со сцены, а что тогда прикажете делать Айлин? Кстати, Mortemia – не единственный мой сольник. В данный момент я работаю сразу над несколькими альбомами, так что, ждите новостей. Они грядут!

МГ: Мортен, на одном из российских концертов несколько лет назад ты сыграл отрывок из песни «Катюша». Ты знаешь и любишь русскую народную музыку или же «Катюша» – единственная композиция, которую ты вообще когда-либо слышал?

Мортен: Я очень люблю эту песню. Когда я был маленьким, то мы учили её в музыкальной школе. Текст был переведён на норвежский, так что я примерно знаю смысл. Мне вообще близка русская традиционная музыка, сама атмосфера… Знаешь, она такая минорная. А вот из классиков я могу выделить Петра Чайковского. Мой самый любимый композитор.

 

 

МГ: Твоя бывшая соотечественница Лив Кристин при каждом удобном и неудобном случае говорит о том, как она любит Норвегию, норвежскую культуру и историю. А ты? Не хотел бы написать пару песен на норвежском, чтобы язык, так сказать, пошел в народ?

Мортен: Я тоже люблю! Много лет назад я даже сочинил кое-что на норвежском, но материал ушел «в стол». Возможно, в ближайшие пару лет я снова начну писать на родном языке.

МГ: А этот вопрос лично от меня. Начиная с 2005-ого когда, когда я впервые услышала группу Sirenia, я пытаюсь найти хоть какую-нибудь информацию о первой вокалистке Фабьен Гондамен, но тщетно. Расскажи, кто она? Как она?

Мортен: Ээээ… Я помню, что она была очень милой, скромной и вежливой. И работала очень профессионально. Никаких нареканий к её работе у меня не было. Через какое-то время, когда мы записывали второй альбом, она пришла к нам в гости, чтобы поздороваться и пропустить по кружке пива. Почти сразу же после записи она переехала в Испанию, и мы перестали общаться. Надеюсь, что у неё всё хорошо.

МГ: Насколько я знаю, ты проживаешь в Ставангере. Кем ты работаешь?

Мортен: Ну, вообще-то, я музыкант. И работаю музыкантом уже лет 9. Живу я в пригороде Ставангера, от центра города ехать минут 45 на трамвае.

МГ: Ты поддерживаешь связь со своими экс-коллегами из Tristania?

Мортен: Нет, и не собираюсь.

МГ: Еще один вопрос из прошлого. Третья вокалистка группы, датчанка Моника Педерсен не так давно рассказала о том, что ты выгнал её из-за проблем со здоровьем, из-за которых она не могла петь. Это правда?

Мортен: Проблемы были у неё всю жизнь, но она почему-то решила умолчать о них, когда устраивалась на работу. Остальное правда, да. Я её уволил, так как она не справлялась с концертным материалом.

МГ: Ты бы хотел написать саундтрек к фильму? А к какому?

Мортен: Думаю, меня бы это взбодрило. Например, музыка к фильму ужасов пришлась бы мне по вкусу. Или даже к психологическому триллеру, ха-ха!

МГ: А как ты проводишь свободное время? Рыбалка? ТВ? Ездишь по миру?

Мортен: Когда я не сильно занят, то делаю зарядку, играю в бадминтон или же хожу в тренажерный зал. Там я тягаю гири и штанги. Люблю пешие прогулки, горы, лес, природу. Норвежская природа – одно из чудес света, я считаю, и здесь очень много прекрасных мест для отдыха. Летом рыбачу, обычно в горах, иногда спускаюсь к морю. И путешествия за границу я люблю, разумеется! Правда, в основном я куда-то езжу только с группой, но вот в этом году посетил Грецию и Бразилию. И мне там очень понравилось.

МГ: Многие юные головы уверены, что быть музыкантом – это легко и денежно. Можешь перечислить трудности, с которыми тебе пришлось столкнуться с тех пор, как ты отыграл свой первый концерт?

Мортен: Я тебя умоляю! Жить на доходы с музыки стало практически невозможно. Если в семидесятые или восьмидесятые годы профессия музыканта обеспечивала тебе крышу над головой, то теперь только у единиц получается зарабатывать себе на хлеб, не работая ещё на трех работах.

МГ: Я знаю, что это не от тебя зависит, но все же… Что насчет DVD?

Мортен: Я думаю над этим вопросом много лет. Да, я хочу выпустить DVD, но не хочу делать это на коленке. Это должно быть особенное выступление, так что я продолжаю ждать.

МГ: Акустический концерт запишите.

Мортен: А об этом я тоже думаю!

 

 

МГ: А с кем бы ты хотел выступить на одной сцене?

Мортен: Моя мечта – это концерт с оригинальным составом Guns N’ Roses! Они – мои кумиры, те, кто подтолкнули меня к созданию музыки.

МГ: Мне кажется, что твои песни может исполнять кто угодно. Не хочешь попробовать писать музыку на заказ или тебе принципиально руководить процессом?

Мортен: Не принципиально. Если кто-то считает, что я могу написать для него хорошую песню, то я с удовольствием попробую это сделать.

МГ: А ты слушаешь современные метал-группы? Amaranthe или Delain? Они сейчас очень популярны.

Мортен: Этого мне ещё не хватало! Я не слушаю женскоголосый метал. Когда у меня доходят руки до музыкального проигрывателя, я выбираю что-то отличное от того, что я делаю сам.

МГ: Учитывая твою любовь к цифрам, спрошу: ты фанат нумерологии?

Мортен: Ха-ха! Да! Ну и еще это такая фишка, отличительная особенность Sirenia: везде цифры.

МГ: Ты любишь поболтать с фэнами после концерта?

Мортен: Обычно я всегда после концерта выхожу к зрителям, чтобы подписать диски, плакаты, сфотографироваться, пива выпить. Но, к сожалению, наше расписание такое плотное, что сразу после шоу мы должны бежать в туровой автобус и ехать куда-то ещё.

МГ: И последний вопрос: скажи пару слов своим поклонникам из России.

Мортен: Я люблю Россию и русских фанатов. Мы столько раз были в России, что уже приезжаем сюда, как к себе домой. Надеюсь, что скоро мы вернёмся! Пока!

 Пока, Мортен! До скорых встреч! 

Лолита Хардт
Лолита Хардт
Автор публикации
все записи автора