Меню
О Нас
Лив Кристин: «Я ещё многое должна сделать на этой планете в качестве музыканта»
Эксклюзивное интервью с певицей
Интервью
29 января, 2019г.
Vera Donovan

Норвежская метал-дива Лив Кристин – персона, в особом представлении не нуждающаяся и, можно сказать, культовая. Начав свой творческий путь у истоков европейского готик-метала в составе Theatre of Tragedy в начале 90-х, Лив получила известность, работая не только в данном жанре, но и в симфоник-фолк-метале, нью-эйдж и поп-роке.

После шокировавшего поклонников ухода из LeavesEyes по личным причинам певица не оставила музыку, продолжая сотрудничать с различными проектами, давать концерты со своими музыкантами и планировать выпуск очередного сольного альбома.

Нашему порталу выпала счастливая возможность побеседовать с этим поистине светлым и позитивным человеком, и Лив рассказала MetalGossip о своей жизни в последние годы, о планах, надеждах, утратах, силе и самоисцелении.

MG: Уход из LeavesEyes, безусловно, был нелёгким моментом твоей жизни. Лив, чем полна твоя жизнь с тех пор? Что помогло тебе преодолеть эти трудные времена?

Лив: Мне пришлось буквально начинать с нуля. Искать новые варианты заработка, искать новый дом для своей семьи, искать в себе страсть и силу. Моя жизнь развернулась на 360 градусов. Впрочем, мне повезло, я абсолютно счастлива быть хозяйкой собственной жизни. Можно сказать, во мне на уровне ДНК заложены нескончаемый позитив и сила, мне так кажется. Я верю в любовь, я люблю жизнь, у меня прекрасная семья, лучшие в мире друзья и поклонники. Я не боюсь встречать перемены и вызовы. Мой сын, собаки и я живём в красивом, милом доме, и я ощущаю изобилие и благодарность. Во мне живёт творчество, и я ЕСТЬ музыка. Я ещё многое должна сделать на этой планете в качестве музыканта.

Кроме того, я не могу изменить того факта, что LeavesEyes – перевёрнутая страница. Я должна была распрощаться с группой, хотя это и было чудовищно неправильно и больно. То, как это произошло, — отвратительно и несправедливо. Всё, чего я действительно хочу, — чтобы мои бывшие коллеги по группе переименовали её. Почему не Elina’s Eyes, к примеру? Она талантливая певица, достойная того, чтобы у неё была «именная» группа. У названия LeavesEyes слишком сильная связь с моей личностью и с историей Норвегии. То, что участники группы делают сегодня, не имеет решительно ничего общего со мной. Но я буду думать о LeavesEyes с положительными эмоциями. Я бы сказала, что есть некая особенная магия в наших двух первых альбомах.

MG: То, что произошло с Марио, очень печально… Лив, прими, пожалуйста, наши искренние соболезнования… Может, сейчас, по прошествии времени, ты можешь немного рассказать нам о Марио? Каким он был? Что значил для тебя?

Лив: Спасибо. Я знаю, что он с нами каждую секунду каждого дня. Марио был моим лучшим другом до того, как стал женихом. Он был ангелом-хранителем для нас с Леоном, когда жил рядом с нами в своей физической форме, и сейчас он им остаётся и заботится о нас, находясь в другой сфере. Он умер после серии сердечных приступов, сердечно-сосудистого коллапса, комы и, в итоге, инсульта. Это произошло за одну ночь, и я не смогла спасти его. Хотя врачи и хирурги думали, что он выживет, Марио так и не пришёл в себя. Тот год, что мы прожили как семья, был наполнен счастьем и радостью, но главное – любовью. Он любил музыку всем своим страстным сердцем. Мы с Леоном и наши две собаки всё ещё чувствуем его защиту и любовь в нашем красивом уютном доме.

MG: В ноябре 2018 года ты вновь осчастливила своих российских поклонников прекрасными концертами в Москве и Санкт-Петербурге. Расскажи о своих впечатлениях от возвращения в Россию. Как известно, российские выступления являются для тебя особенными.

Лив: Еще со времен Theatre of Tragedy я выступала в России и всегда испытывала позитив и благодарность по этому поводу. У меня блестящая команда в Alive Concerts, которая всегда поддерживает, и наша российская аудитория замечательная и наполненная страстью. Участники моей «сольной» группы отлично провели время на вечеринке в честь Хеллоуина в Санкт-Петербурге.

MG: До нас дошли слухи, что ты работаешь с экс-гитаристом и композитором Theatre of Tragedy Томми Олссеном над своим новым сольным альбомом. Это правда? Что это будет – что-то в духе ТоТ или более попсово, как Enter My Religion? Когда нам ожидать результата?

Лив: Томми изумителен. “Aegis” – мой любимый альбом Theatre of Tragedy. Он для меня особенный, и Томми проделал просто блестящую работу как композитор. На днях у меня будут переговоры с лейблами по поводу будущих сольных релизов. Так что скоро должна начаться новая музыкальная глава в моей карьере.

MG: Лив, было очень приятно посетить твои совместные концерты с Раймондом Рохоньи в 2015 году. Эмоции просто невероятные, потому что вам удалось привнести в выступления настоящую магию. Так какие планы на будущее: можно ожидать еще одного реюниона с Раймондом на ряд концертов, а то и полноценного возрождения Theatre of Tragedy?

Лив: Спасибо! Я почувствовала то же самое. Мы сейчас обсуждаем это, и нужно ещё немного нам об этом поговорить. Думаю, это было бы круто.

MG: Лив, у тебя есть какие-либо планы по созданию новой группы? Или ты в качестве постоянного участника останешься в Midnattsol?

Лив: Участие в Midnattsol – это очень важный шаг в моей карьере. А кроме этого, у меня есть собственный «сольный» коллектив с 1998 года, и Liv Kristine всегда будет моей группой.

MG: Расскажи, пожалуйста, о сотрудничестве с французской певицей Марион-Ламита и ее проектом Lux in Tenebris. Как родился ваш дуэт?

Лив: Марион очень милый человек и блестящая певица! Я так благодарна ей за возможность поработать вместе. The Grand Design отличная композиция. Марион просто связалась со мной, и я тут же согласилась! Лирика Марион идеальна для моего личного опыта.

MG: У тебя есть какие-то проекты в плане новых коллабораций с теми или иными группами/артистами? Если да, то можешь рассказать о них? С кем ты хотела бы поработать?

Лив: Хотелось бы ещё раз посотрудничать с моими друзьями из Orden Ogan и, в частности, Сибом. Мне нравится то, как он строит работу – эффективно и структурированно, и я фанатка его звучания. «Come with Me to the Other Side» – песня с моим участием – блестяще спродюсирована. Очень хотела бы больше работать с таким звучанием. Это позволяет мне расти как певице. И это просто здорово!

MG: У нас есть еще вопрос о вашем с Кари Руэслоттен и Аннеке ван Гирсберген замечательном проекте The Sirens. Он все еще существует?

Лив: Нет, он прекратил свое существование, но у нас остались чудесные воспоминания о том, что мы делали и какой совместный опыт пережили, выступая по всему миру.

MG: Существует точка зрения, что female fronted metal/gothic metal как жанр умирает в настоящее время. А ты, как одна из основательниц сего направления, что думаешь? Есть какие-то молодые группы в жанре, кого можно было бы сравнить с ToT, The Sins of The Beloved, ранней Tristania и прочим олдскулом?

Лив: Каждая группа должна запомниться и цениться тем, что она дала миру в творческом плане в свою «активную» бытность, что бы её участники ни предлагали, каких бы тенденций ни придерживались или говорили, что придерживаются. Но да, для меня время с ТоТ было волшебным.

MG: Theatre of Tragedy и LeavesEyes – это две группы, которым ты посвятила огромную часть жизни и, безусловно, отдала им немалую часть своей души. Что ты чувствуешь сейчас, спустя все эти годы, когда поешь песни ТоТ и LeavesEyes на сцене?

Лив: Я чувствую благодарность, счастье, позитивную энергию, я чувствую, что меня ценят! Это то, что дает мне публика, когда я на сцене, и это то, что я возвращаю вам, когда пою. И это большой энергетический круговорот, который движется и излучает страсть для исполнения этих песен. Мы все одно целое, и внешний мир в тот момент не имеет никакого значения. Я всегда нахожу страсть, новую силу и энергию, чтобы петь песни любой из моих прошлых групп.

MG: Твоя музыка, твоя поэзия всегда были очень искренними и глубокими. Лив, откуда ты черпаешь вдохновение для создания музыки? Из каких источников?

Лив: Спасибо за комплимент! Это источник творчества, который находится внутри меня. Это мой путь. Это дано Богом, и я постигаю это с жизненным опытом (у меня нет профессионального музыкального образования) с самого детства, с тех пор, как я осознала такую свою возможность. Я и сегодня практически не владею нотной грамотой и выработала собственные технические возможности пения. Мне повезло. Это страсть.

MG: Ты всегда была одной из лучших исполнительниц «вживую», обладая очень специфичными голосом и манерой пения. Что ты делаешь для того, чтобы упрочивать свои вокальные навыки и держать голос в хорошем состоянии? И что самое главное – как тебе удалось пронести через годы всю свою невероятную искренность?

Лив: Я очень много пою, особенно в машине, хе-хе! Голосовые связки – это мышцы, которые необходимо тренировать, всё очень просто. Вы упомянули очень важный аспект – искренность. Когда я пою, это звучит мой внутренний голос. Каждый должен найти свой внутренний голос, чтобы удалось покорить слушателя страстью и искренностью. Тот по-настоящему опустошающий и трудный жизненный опыт, который я получила, будучи взрослой женщиной, научил меня больше внимания уделять своему внутреннему голосу. Он изменился, он стал намного сильнее. Если ты сотню раз упадёшь, то получишь сотню уроков, и если ты поднимешься, то станешь сильнее! Жизнь сделала меня сильнее, мой внутренний голос стал сильнее, и в моей жизни теперь намного больше ясности и счастья. Я хотела бы передать миру мой опыт посредством уроков пения и занятий самоисцелением. Приглашаю вас связаться со мной, написав на адрес: management@livkristine.net.

MG: Несколько вопросов о твоих сценических нарядах (которые действительно круты!). Как ты думаешь, должны ли аутфиты идеально подходить музыке и стилю? Нужно ли жертвовать комфортом на сцене в пользу красоты?

Лив: Сказать вам честно? Жаль озвучивать это… но да. Никогда не бывает удобно двигаться на сцене на высоких каблуках, но мы, женщины-вокалистки, в основном, так делаем. И при этом поем и двигаемся так, словно не чувствуем никакой боли в ногах.

MG: Не секрет, что ты вегетарианка, а также увлекаешься йогой. Какое место занимают в твоей жизни эти увлечения? Помогают ли они тебе чувствовать себя более здоровой? Что ты можешь посоветовать новичкам в этих областях?

Лив: Никогда не поздно начать! Йога и медитация, как и бег – неотъемлемая часть моей жизни, всё это излечивает меня и наполняет энергией. Это также очень важно для  дыхания, а следовательно – пения. Не смогла бы без этого жить. Аутогенные тренировки помогают мне исцелять тело и расти как личности. Кроме того, я тщательно забочусь о том, что ем и пью. Мы – то, что мы едим. Такое сознание начало зарождаться во мне в возрасте 18 лет, и годы спустя, когда мне уже почти 43, я всегда слушаю свое тело. Я счастлива, что нахожусь в отличной форме, но это требует знаний и осознанности. Йога подразумевает трансформацию: вместо того, чтобы видеть себя частью всемирного творения, ты становишься творцом своей собственной жизни.

MG: Бывшая вокалистка Nightwish Анетт Ользон как-то сказала, что мир музыкального бизнеса – не лучше место для женщин. Ты согласна с этой мыслью? Сталкивалась ли ты с какими бы то ни было проявлениями домогательств в мире метала?

Лив: Да, Анетт права. Мне приходилось сталкиваться с преследователями, бесполезными судебными процессами, несправедливыми нападками со стороны маскулинности и нарциссического насилия, царившего вокруг меня и вокруг других женщин-вокалисток. А вот самовлюбленных женщин, которых я встречала в поездках по миру вместе с группами и партнёрами по бизнесу, можно было буквально по пальцам перечесть. Мы с Тарьей много раз очень серьёзно и глубоко обсуждали эту тему, да и многие другие дамы в последние годы признались в собственном разочаровании. Но факт в том, что я наблюдала также и мужской шовинизм и нарциссическое насилие в адрес мужчин. Я видела, как замечательные, талантливые коллеги-мужчины тоже уходили из своих групп и музыкальной индустрии, испытывая страх и разочарование. Некоторые так называемые «рок-звёзды» — не более чем злобные нарциссы.  Нет особой разницы между ними и некоторыми известными политиками, стоящими у власти, только чтобы заниматься злоупотреблениями и диктатом. Но они в итоге потерпят крах в результате собственных же разрушительных действий.

MG: Лив, можешь посоветовать твоим поклонникам исполнителей, не обязательно известных, но, с твоей точки зрения, заслуживающих внимания?

Лив: Фредди Меркьюри, Мадонна, Эмили Николас и Мелоди Гардо.

MG: И последний вопрос… не могла бы ты сказать несколько слов твоим российским фанатам? Можем ли мы вскоре ожидать новых концертов в России?

Лив: Надеюсь, очень скоро! Я всегда готова!

Фото: Stefan Heilemann

Интервьюер благодарит Lily Scarlet за помощь в подготовке вопросов.

Vera Donovan
Vera Donovan
Автор публикации
все записи автора