Меню
О Нас
Лив Кристин: в группе мне не нужны рок-звезды
Перевод интервью Лив Кристин изданию manchester.rocks
Интервью
05 декабря, 2015г.
Лолита Хардт

Leaves’ Eyes во главе с очаровательной блондинкой Лив Кристин недавно отыграли свой последний в этом году концерт на землях Туманного Альбиона. В Манчестере репортеру Мику Бирчэллу удалось побеседовать со сладкоголосой норвежкой о новом альбоме, впечатлениях от тура, планах на будущее и самых сильных переживаниях.

 

 

Мик: Первый вопрос: как проходит ваш «английский» тур?

Лив: А мы не в первый раз здесь, у вас. Хотя бы раз в год мы приезжаем в Англию, чтобы дать парочку концертов. Музыкальный рынок с каждым годом лишь растет и ширится, и мы знаем, что всегда найдем здесь своего слушателя. Иногда на наши шоу здесь приходят больше поклонников, чем дома.

Мик: Я был очень рад возможности посетить фестиваль «Dames of Darkness» в этом году, где вы были хэдлайнерами. Каково вам было стоять на сцене и представлять целый музыкальный жанр специфической английской публике?

Лив: Это было невероятно! На этом фестивале мы впервые сыграли наши новые песни и получили тонну похвалы от слушателей! И еще это был первый раз, когда в составе группы на сцену вышел наш новый участник – гитарист Пете!

Мик: Ээээ… А не сложно ли срабатываться с новыми участниками? И почему они так часто меняются, кстати?

Лив: Нет, не сложно. У нас поменялся не только гитарист, но и басист, Крис, с которым я познакомилась во время нашего тура в составе вокального трио The Sirens. Сказать по правде, мы долго не могли найти подходящего бас-гитариста, потому что мало кого устроит наш концертный график и необходимость оставить семью и друзей на долгое время. Даже если речь идет только о туре. Поэтому мы были рады, когда Пете и Крис согласились к нам присоединиться.

Мик: Очевидно, что вам нужен не просто музыкант, а еще и игрок в команду.

Лив: Именно! Мы могли бы пригласить кого-нибудь, вроде гитариста Bon Jovi’s, и он сделал бы все на высшем уровне. Но и только. Нам не нужны в группе рок-звезды. Мы едем в тур не как яркие индивидуальности, а как одна семья. Я часто беру с собой сына. И очень важно, чтобы вокруг были понимающие, скромные и хорошо организованные люди.

Мик: Какую реакцию вы получили на «живые» версии песен с альбома «King of Kings»?

Лив: Прекрасную! Перед тем, как начать формировать наш сет-лист для тура, мы очень долго репетировали, чтобы решить, какие песни подходят для сцены, а какие – нет. И мы пришли к выводу, что нам просто необходимо убрать некоторые песни с предыдущих альбомов и сосредоточиться на исполнении нового материала. И знаете, мы были правы! То, что альбом понравился публике, означает, что он очень динамичный!

Мик: Когда речь идет о сочинении песен, многие музыканты говорят, что это невероятно сложно писать каждый раз что-то новое и, одновременно, что-то «старое», то есть хорошо известное слушателю и ассоциирующееся с группой.

Лив: В этом плане мы везунчики. У нас есть поклонники, которые слушают нас с… Со времен Theatre of Tragedy, короче говоря. Я полагаю, что самым известным нашим альбомом и визитной карточкой является «Vinland Saga». Да, с одной стороны, я согласна, что поклонники ждут какого-либо прогресса от любимого коллектива, а с другой, я знаю, что им нравится тема викингов в нашем творчестве, они ценят историю и мифологию норвежского народа. Это ведь моя родина и мое культурное наследие. В этом плане наш последний альбом стал неким межевым столбом, рассказав историю конунга Харальда Прекрасноволосого, который выиграл битву при Хафрсфьорде, местечке рядом со Ставангером. А я там родилась. Представляете? Целый пласт истории лежит в тех землях. И мне кажется, что не только я ценю это, но и наши поклонники.

Мик: Я так понимаю, что для тебя очень важно привнести кусочек твоей культуры в музыку.

Лив: Очень важно. Я всегда живо интересовалась музыкой и историей. Мои родители иногда играли в группах, похожих на Black Sabbath и Iron Maiden. Поэтому, еще в детстве я поняла, что хочу стать вокалисткой метал-группы и петь про то, что мне очень нравится.  

 

 

Мик: За те годы, что ты на сцене, ты отыграла много концертов. Где тебе больше всего нравится играть – в маленьких клубах или на фестивалях? Или тебе все равно?

Лив: Все равно. Если я могу сделать пару шагов от края сцены до барабанной установки и обратно, то это значит, что сцена меня устраивает. Мы играли на фестивале Waken Open Air, где было 80 000 человек, мы играли в залах, где было всего 55 гостей. Мы ко всему привыкшие. Но маленькие шоу для меня уютнее, так как я могу лично поблагодарить всех, кто к нам пришел. Вот, как сейчас в Англии.

Мик: Кстати, о больших концертах. Мне очень нравится ваш ДВД «We Came with the Northern Winds: En Saga i Belgia».  Скажите, вы не собираетесь повторить этот опыт и выпустить еще какой-нибудь масштабный концерт на физическом носителе?

Лив: Собираемся. Мы как раз обсуждаем такую возможность, так как в следующем году на Metal Female Voices Festival мы хотим привезти настоящий драккар, который сейчас находится в Германии. Надеюсь, до тех пор мыши его не сгрызут. Еще нам бы хотелось сделать что-то вроде театрализованной постановки: с викингами, с бутафорией…

Мик: С хором?

Лив: И даже с оркестром! Я ничего не обещаю, это пока лишь только планы. Но поживем – увидим.

Мик: Ты поешь в своей собственной группе, ты ездила в тур с The Sirens и сейчас ты собираешься отыграть сольные концерты. В то же время, ты не просто музыкант, но еще жена и мама. Скажи, как тебе это удается?

Лив: Хе-хе. Все упирается в планирование. Нужно держать в голове тысячу разных вещей. Первое правило, которого мы придерживаемся – это никогда не ездить в многомесячные туры. Обычно мы отыгрываем несколько концертов, возвращаемся домой, чтобы проверить, что все идет по плану, и едем дальше. Мой сын знает, что мама уезжает на неделю, а потом две недели сидит дома с семьей. У нас очень понимающие родственники и, благодаря этому, мы можем себе позволить быть гастролирующими музыкантами. Но так было не всегда. Лет пять назад я всерьез подумывала о том, чтобы завязать с музыкальным бизнесом и пойти работать учительницей. Но, после того, как мы сменили лейбл на AFM, все постепенно наладилось. Я бы хотела верить, что так все и будет продолжаться. Сейчас я могу посвятить себя музыке, рисованию и семье.

Мик: Ну и последние пару вопросов. Расскажи о самом своем печальном профессиональном опыте. И как тебе удалось пережить его?

Лив: Это было больше десяти лет назад. В 2002-ом году я узнала, что права на мои сольные песни мне больше не принадлежат. Люди, с которыми я работала, искали возможность подзаработать на мне и только. Я чувствовала себя марионеткой в их руках. Все закончилось большим скандалом, когда я нашла в себе силы сказать: «Мистер Карабас-Барабас, я больше не буду делать то, что мне не нравится. Я не могу быть поп-певицей, я не могу быть второй Шэнайей Твейн и я не собираюсь меняться! Через три года судебных разбирательств я получила назад право исполнять свои же собственные песни. Но о том, через что мне пришлось пройти, пока длилась тяжба, лучше не вспоминать. Когда я была выиграла дело, я была беременна и мне было плевать на исход этой битвы. Они хотели от меня денег. Хорошо, сказала я, берите свои деньги и оставьте меня в покое. И сейчас я бы хотела посоветовать всем женщинам не бояться говорить открыто о проблемах, иначе может быть слишком поздно.

Мик: А теперь вопрос о самом сложном личном переживании. Поделишься?

Лив: Я думаю, хуже всего я себя чувствовала, когда умер мой дедушка. Тогда мне было пять лет. А через год умерла моя собака. Я выросла в деревне, в окружении очень красивых пейзажей. Но именно там острее всего чувствуешь боль потери. Чтобы меня не расстраивать, родители сказали, что мой пес просто сбежал. И я целыми днями искала его. Сейчас я понимаю, насколько важно говорить с детьми о смерти, о памяти. Кстати, когда я на сцене, мне кажется, что мой дедушка и собака находятся рядом со мной. Это как спиритический сеанс.

Мик:  Спасибо тебе за беседу, Лив!

 

Оригинал интервью можно прочесть по ссылке: http://manchester.rocks/?p=3789

Лолита Хардт
Лолита Хардт
Автор публикации
все записи автора