Меню
О Нас
KreepShow: Надо больше думать о том, что ты можешь дать музыке.
современный гранж с прекрасным лицом
Интервью
05 мая, 2016г.
Алена Савельева

Настоящим сюрпризом и открытием для искушенной московской публики стала команда KreepShow, которая разогревала Halestorm в последнем туре.  MetalGossip не упустили свой шанс и узнали побольше о людях, играющих современный гранж.

 

MetalGossip: Как вы создали группу? Кому в голову пришла эта идея?

Ирина: Идея создания группы появилась достаточно давно. Скоро будет 20 лет, как существует группа KreepShow. Ещё будучи маленькой девочкой, я горела идеей играть в рок-группе. В 11 лет я собрала свой первый коллектив, мы исполняли панк-рок в духе Green Day, потом я открыла для себя Nirvana, сменила направление и начала искать других музыкантов.

MG: То есть лидер в группе это ты?

И.: Я надеюсь (смеется). Наш барабанщик Глеб тоже лидер, но в организационных делах. И  он наш саунд-продюсер.

Глеб: Короче, делает всю работу до выхода на сцену.

И.: Мы только песни пишем. И все, что от нас требуется.

MG: Когда появились Глеб и Миша?

И.: Глеб со мной с 2009 года, а гитарист Миша присоединился в августе прошлого года. Такого гитариста-соратника мы давно искали.  Он оказался тем человеком, который, как и мы, в теме. Миш, мы рады, что тебя нашли.

MG: Басиста куда задевали?

Г.: Басист был, но мы его выгнали.

MG: Не приходил на репетиции и за базу не платил?

И.: Да, все так и было!

Г.: Мы его променяли на mp3-плеер.  Кнопочку нажимаешь – играет и не лажает.  Пива не просит. Настраивать не надо.  Саня Волков зовут.

И.:Sony Walkman”, в общем. 

MG: А живого человека ищете?

Г.: Да мы искали. На концерте Halestorm чуть ли не кастинг устроили.

И.: После концерта мне писали в личку ребята,  но это было баловство. Конечно, никто не готов ездить на репетиции в Тулу.

Г.: У нас есть человек, который живет во Владимире, бывший басист группы  Round Hills. Он очень хочет играть с нами. Мы с ним хотели что-то намутить, но Владимир далеко от Тулы и пока мы никак не встретимся. Так что в теории у нас басист есть.

И.: Но по факту нет. Мы ждем своего человека, чтобы как в любви, сработала химия и вы вместе всю жизнь. Мы не форсируем события, не берём абы кого, чтобы не портить карму.

 

 

MG: Есть ли у вас планы на лето?

Г.: Мы планируем выезд за границу на фестивали. Нас ждут в Болгарии, Латвии. Ждали в Лондоне, но нам не дали визы.Сейчас Миша получает загранпаспорт, мы готовимся к гастролям – все силы уходят на это. В России летом тоже, возможно, выступим, но пока конкретных планов нет.

MG: Как вас находят западные продюсеры/промоутеры?

И.: Через интернет. Человек, который звал нас в Великобританию, когда-то давно увидел наш клип, а потом мне посоветовали ему написать.  Я отправила письмо, и мне пришел ответ, что он нас уже видел полгода назад, но никак не мог подумать, что мы из России. Мы наладили контакт, и вот теперь наш новый третий альбом выходит в Англии в середине мая.

MG: Если не секрет, кто финансирует издание нового альбома на западном лейбле? Чаще всего для того, чтобы выпустить альбом за границей, российские музыканты запускают кампании на кикстартере. Опять же краудфандинг…

Г.: Опять это страшное слово.

MG: И как вы, кстати, к нему относитесь.

Г.: Да никак. Мы сами себя финансируем. Все свои деньги вкладываем в наше творчество. В определенный момент мы просто решили, что работаем для того, чтобы заниматься музыкой.  Мы ни от кого не зависим, мы никому ничего не должны, и мы в любой момент можем себе позволить послать кого угодно.Пока мы выступаем в основном на условии окупаемости поездок, и на самом деле, и этому рады, так как мы от музыки ничего не ждем. Надо меньше думать о том, что музыка может дать тебе, а больше думать о том, что ты можешь дать музыке.

MG: Были ли моменты, когда вам открытым текстом предлагали изменить своим взглядам, чтобы продвинуть свою группу?

Г.: Да постоянно!

MG: А что именно предлагают изменить?

И.: В первую очередь – язык. Людям кажется неправильным, что мы поем на английском. Поешь на английском, значит, ненавидишь Россию. Мы даже слышим, что мы предатели. Хотя язык — это всего лишь инструмент, форма самовыражения. Мы можем играть на американских гитарах, а можем на тульском аккордеоне, но нельзя запирать себя в рамки. Мы за свободу самовыражения, в том числе и в языке.  Потом – стиль. Нам советуют играть русский рок, чтобы в кабаках хорошо шло. У нас в стране любят Сплин, Земфиру, Наутилус. Но, к сожалению, или счастью, вышеназванные имена — не кумиры для нас. Мы выросли на другой музыке.

MG: Вернемся к новому альбому. Каким он будет?

И.: Альбом называется «Against the Stream» (пер. “Против течения”). Он не несет в себе яростного и агрессивного посыла. Название означает, что мы постоянно идем чему-то наперекор, всё делаем по-своему. И это приносит свои плоды. Например, разогрев Halestorm. Год назад мы о таком не могли и мечтать.

MG: Вы сами на них вышли?

И.: Да, Глеб написал, и нас отобрали. То, что с нами случилось – волшебство. Мы до сих пор в эйфории.

MG: Вы были одной из главных приятных неожиданностей концерта, даже несмотря на неполадки со звуком.

И.: Спасибо. Мы привезли своего звукача, но у нас было мало времени. Разогревающие группы всегда с этим сталкиваются.

MG:  Halestorm вас поддержали?

И.: О да! Мы с ними обнимались полчаса. Лиззи сама подошла, обняла меня. Потом мы к ним в гримерку проникли, задобрили их охранника тульским пряником. Светлейшие ребята! Они нам сказали много добрых слов. Мне кажется, что они так поддерживают все разогревающие команды, и это правильно.  Когда мы достигнем каких-то высот, я буду с удовольствием поддерживать молодые команды.

Г.: А я всех буду обсирать!

 

 

MG:  А на ваш взгляд, на какие из российских групп стоит обратить внимание?

И.: Мне нравится Небо здесь, это из старых команд. Из «русского рока» ничего не могу сказать.

Г.: Мне ещё нравится Имплоzия. У них достаточно прямолинейные песни. Если сравнить, то я, например, пишу ближе к Есенину, а у них стихи скорее в духе Маяковского.

MG:  Не возникает ли у вас конфликтов, касательно написания песен дляKreepShow?

И.: Это постоянно случается. Мы даже ругаемся по этому поводу. Я вижу песню под одним углом, а ребята иначе, и они объединяются против меня. Но все равно, всё решается в мою пользу!

Г.: Конечно, она же девочка, ыыыыыыыыыы.

И.: Нет, никогда такого не бывает. Они на самом деле уважают моё мнение и не считают меня бездарностью.

Г.: Уж бездарностью точно не считаем.

И.: Я думаю, что они прислушиваются ко мне хотя бы немножко. А я к ним.

М.: У нас учитывается мнение каждого, это создает определенную целостность.

Г.:  У меня власть – барабаны и бас. Как я сыграю – так и будет.

М.: Часто бывает, что мнение другого помогает сделать песню лучше.

Г.:  Это действительно так, Мишка присоединился к нам в середине записи альбома, когда уже были готовы ритм-секция и вокал. У нас сменился гитарист неожиданно, нужно было записываться, а в некоторых песнях партий гитары даже ориентировочных не было. Мы дали Мишке минусовку, на следующий день он приехал и сыграл такие крутые партии. Мы даже не думали, что так можно сыграть.

М.: Наш большой плюс заключается в том, что каждый пишет музыку и понимает, что песню легко испортить.

 

 

MG:  Бывает ли у вас разбор полетов после выступлений?

Г.:  Всегда! Но мы не на других ругаемся, а каждый на себя. Обычно выходишь со сцены и говоришь: «Всё, я слажал!». Друг друга мы стараемся поддерживать. Мы понимаем, что мы не роботы, и все может случиться, может струна порваться,..

И.: Может просто плохо стать.  Недавно в Орле, во время выступления я очень сильно закричала, дала напор и начала терять сознание. Но мы продолжили играть. Я стояла, руки мурашками покрылись… Но нужно продолжать играть, пока не упадешь. Все случается, бывают форс-мажоры. Концерты забирают много энергии, но и заряжают очень сильно.

MG:  С работы вас легко отпускают в поездки?

И.: Мы сами себе хозяева. Мы с Глебом кормим людей, пирожками, сосисками в тесте торгуем. А Миша продает гитары в музыкальном магазине.

М.: У нас работают в основном музыканты, и начальство тоже из музыкантов, так что они в этом вопросе лояльны, никто палки в колеса не ставит.

MG:   Вы выступали на фестивале «Мото-Малоярославец», какие остались у вас впечатления от этого мероприятия?

И.: Отличные, мы выступали днем на главной сцене. Байкеры самые добрые, самые душевные, хорошо приняли. Бородатые лапочки! Потом подходили брали автографы. Если еще позовут, мы не откажемся.

MG:   Через 20 лет вы видите себя эдаким Halestorm из России?

И.:  Я думаю, что через пару лет. Но мы ничего не ждем. Когда загадываешь, обычно не сбывается.

MG:   Говорят, что в России с музыкой все…

Г.:  Плохо! 

И.:  Да, ни одна русская группа не взяла нас на свой разогрев. Более того, нам отказывали и в жесткой форме.

MG:   А если не секрет, кто отказал?

И.:   7 раса, например.

MG:   Внезапно!

И.:   Да, но я не хочу сказать ничего про них плохого. Моя юность под них прошла, просто отношение другое. У нас группы пробиваются, а затем начинают ревностно защищать свой успех, мол, вот вы молодые – идите и так же добивайтесь. Те же самые американцы, дают возможность выступить, сфотографироваться, дают советы . У нас все закрытые.

Г.:  Считают, что делишься не опытом, а своими зрителями.

М.: Хотя мы понимаем, что у каждого свой зритель.

И.:   Пока ты в телевизоре у тебя есть зритель. А когда ты не платишь за ротации, твой зритель быстро переметнется к другим группам. Если твой фанат истинный, он никуда от тебя не денется. Он будет любить KreepShow, но и остальную любимую музыку не забудет.

Г.:  Да и не бывает одной любимой группы. Ну, разве что Foo Fighters.

И.:   Nirvana.

 

 

MG:   Свой стиль вы как называете?

И.:   Мы говорим людям, что это – гранж. Не все знают, что это такое. Тогда поясняем, что играем в духе Nirvana.

Г.:  Alice in Chains тоже гранж. Но они иNirvana – совершенно разные вещи. Гранж очень разнообразен, на самом деле. И мы тоже играем гранж.

MG:   Очень многие зарубежные леди от рока и метала жалуются, что к женщинам в роке и метале сейчас плохо относятся, принижают их достижения.

И.:   Серьезно? Мы с этим не сталкивались. Наоборот, слушатели говорят, что прикольно.

Г.:  Нормально поющая, нормально играющая на гитаре девушка, чем плохо? Сейчас стало модно жаловаться. Реально, весь мир натянул на себя образ жертвы. Все пошло от этих закидонов с толерантностью, нужно меньше запариваться на тему «это потому, что я – черный?».

И.:   Нужно постоянно работать над собой. Женщина же, когда готовит борщ, она старается сделать его с любовью. Так и в музыке надо любить то, что ты делаешь.

MG:   Где можно будет приобрести альбом «Against the Stream»?

И.:  В интернете в основном. Сначала привезем диски. Потом альбом обязательно выйдет на iTunes, англичане этим занимаются, процесс отлажен.

MG:   Есть ли планы по съемкам клипа?

И.:  Есть, но это к нашему режиссеру Глебу вопрос.

Г.:  Ялюблю простые видео-клипы, без пафоса. Включаю как-то телевизор, начинается клип, невнятная музычка, показывают мотоциклы, телочки в бикини попами извиваются, выезжает чувак в кожаной куртке на моцике, снимает шлем и начинает петь: пи-пи-пи. Меня чуть не стошнило.

И.:  Он ожидал мясо!

Г.:  В рок-клипах важнее всего музыка. Если мы запускаем видеоряд, он не должен на себя оттягивать внимание. Джаред Лето снимает целые кины, но если песня говно, то они ее не спасут. Мне очень понравилось, как сказал Слесарь из группы Психея: «Хорошую песню никто не отменял». Чем хороша Nirvana – у них каждая песня классная.А клипы… Вон мою любимую группуH.I.M. посмотрите, он просто гуляет по лестнице туда-сюда или по кладбищу.

MG:   Ваша музыка могла бы стать саундтреком к фильму?

И.:  Да! К фильму ужасов. Я с детства люблю фильмы вроде «Я знаю, что вы сделали прошлым летом». И вот герои едут по трассе, целуются, собираются заняться сексом, а сзади какой-нибудь чувак с топором подкрадывается. И в этот момент играет наша баллада.

Г.:  Мне очень понравился фильм «В диких условиях», саундтрек к которому записал Эдди Веддер из Pearl Jam”. Вот я бы что-нибудь такое записал, гитарное, тягучее.

И.:  Но KreepShow – более легкая музыка. Мы не обременяем слушателя. 90% музыки пишу я, все намного легче и добрее. Я верю в лучшее. Все зависит от нас. Трудности даются, чтобы мы их преодолели, научились чему-то и стали лучше.

 

Выражаем благодарность KreepShow за беседу и Соколовой Светлане за фото. 

Алена Савельева
Алена Савельева
Автор публикации
все записи автора