Меню
О Нас
Эммануэль Зольдан: «Я знала, что будут сравнения и критика, но это совершенно естественно»
Эксклюзивное интервью с вокалисткой Sirenia
Интервью
20 октября, 2018г.
Vera Donovan

Французская оперная дива Эммануэль Зольдан по-настоящему появилась на метал-сцене относительно недавно – всего два года назад, сменив на посту вокалистки норвежской готик-метал-группы Sirenia испанскую певицу Айлин. И за этот довольно короткий срок Эмма смогла доказать свою профессиональную состоятельность в новом для нее жанре, проделав поистине колоссальную работу. Красивая, харизматичная, яркая и узнаваемая, она успела завоевать сердца многих металхэдов и заявила о себе как об одной из самых сильных вокалисток femalefronted metal.

В преддверии релиз-шоу в Москве и Санкт-Петербурге, приуроченных к выходу нового альбома SireniaArcane Astral Aeons, MetalGossip просто не мог не пообщаться с Эммануэль, и певица поделилась мнением о новом альбоме, рассказала много интересного о своей занятости в опере, о том, как заботится о голосе, как справляется с негативом хейтеров, и о многом другом.

MG: Прошел почти год с нашего последнего разговора в Мангейме. Эмма, чем для тебя был наполнен этот год?

Эмма: Это был очень насыщенный год – много крутых проектов: мы играли в Норвегии, открывая шоу DraculaSwing of Death, выступали на Мальте, приняли участие в метал-круизе 70 000 Tons of Metal, снова откатали тур по США, выступили на потрясающем фестивале Summer Breeze в Германии и, конечно, работали над новыми песнями для альбома Arcane Astral Aeons. А еще я участвовала в нескольких отличных оперных постановках.

MG: Ты участвовала в процессе создания песен для Arcane Astral Aeons – возможно, сочиняла тексты на французском и вокальные линии для песен? Или же Мортен, как обычно, делал все в гордом одиночестве?

Эмма: Да, я принимала участие в процессе создания альбома – я автор французского текста для песни Nos Heures Sombres и Desire, а также я предложила вокальную линию для “Nos Heures Sombres”. Ян Эрик и Нильс тоже привлекались – они записали реально крутые гитарные соло для альбома.

MG: Как ты можешь охарактеризовать новый альбом – его настроение, стиль и т.п.? Чем он отличается от Dim Days of Dolor? Ты довольна результатом?

Эмма: Если сравнивать, в музыкальном плане Arcane Astral Aeons определенно более тяжелый, чем Dim Days of Dolor”. Он мощный и разнообразный, цепляющий от начала и до конца. Мне он действительно нравится. Процесс работы над этим альбомом несколько отличался, да и второй гитарист Нильс Курбарон добавился к составу группы.

Для Dim Days of Dolor все было практически готово, когда я официально присоединилась к группе. Оставалось только записать вокал. Фактически, это был дэдлайн: мы записали вокальные партии всех песен буквально за несколько дней. Это, конечно, было здорово и останется для меня фантастическим опытом, но, наверное, я бы хотела иметь больше времени на работу с песнями. В плане Arcane Astral Aeons все было совершенно по-другому: у меня было несколько месяцев, чтобы послушать новые песни, подумать над ними, понять, как я хочу петь их, и в процессе записи мы оставляли время для того, чтобы попробовать разные варианты и выбрать предпочтительную версию. Мортен всегда был открыт для моих предложений, а я – для его, мы делились ощущениями по поводу песен, так что работать вместе было удовольствием. Да так всегда и было, все эти годы (с 2003-го!). В этот раз альбом идеально написан для моего вокального диапазона, поэтому мне было легче играть с голосовыми  эффектами, разнообразить их – шепот, «разговорный» голос, оперный вокал и т.д. Мне кажется, на этом альбоме каждый из нас себя ощущал в большей степени вовлеченным как артист: участие в творческом процессе в той или иной мере было отличным решением. Слаженность, которую мы наработали от тура к туру, внесла свою лепту, я считаю.

MG: Какая твоя любимая песня с Arcane Astral Aeons и почему?

Эмма: О, очень сложный вопрос… тяжело сделать выбор… но я должна! Наверное, Glowing Embers. Мне нравятся гитарное вступление, партии хора и то, что песня состоит из разноплановых частей.

MG: Чья это была идея – пригласить Янниса Пападопулоса из Beast in Black для сотрудничества с Sirenia?

Эмма: Полагаю, Нильса. Он когда-то работал с Яннисом. Когда мы услышали его голос, то, кажется, моментально в него влюбились, причем все!

MG: В этот раз в рамках промо-фотосессии Sirenia впервые сотрудничали с французским фотографом Беранже Базеном, и фотосессия проходила в Марселе. Расскажи немного об этой работе. Тебе понравился результат? Как ты считаешь, насколько для группы важны крутые промо-фото?

Эмма: Беранже отработал замечательно. Конечно, классные промо-фото важны для группы, потому что это первое впечатление, которое люди составляют о нас. И фото должны показать «личность» группы, атмосферу музыки с первого взгляда на них, а все это уловить нелегко, я считаю. Да, мы снимались в Марселе, и было так здорово, что все ребята вместе приехали во Францию. Ну, а закончилось наше приключение сырами и хорошим вином у меня дома, и это было круто!

MG: Есть ли какая-то песня, кавер-версию которой ты хотела бы записать с Sirenia?

Эмма: Мы когда-то уже делали кавер на First We Take Manhattan Леонадра Коэна, она на миньоне SireniaSirenian Shores. Это было в 2004-м. Хорошие воспоминания. Недавно я сделала кавер песни MetallicaNothing Else Matters, не с Sirenia, а сама, забавы ради. Иногда мне нравится делать такие вещи, но я предпочитаю творчество. Не уверена, что в планы Sirenia входят какие-либо каверы…

MG: Какую песню с ранних альбомов группы ты бы хотела спеть вживую?

Эмма: Save Me From Myself и In Sumerian Haze – в них есть эта темная готическая атмосфера, которую я люблю в ранней Sirenia. Думаю, было бы здорово включить эти песни в сет-лист. Мы с Мортеном работали над акустическим сетом для краудфандинговой кампании и планировали играть эти две композиции. Я очень этому рада!

MG: Эмма, насколько мне известно, ты играешь главную роль в недавней постановке Оскара де Мануэля “Танец с Кармен”. Не могла бы ты немного рассказать об этом проекте и о самой идее сочетания оперы Бизе и танца фламенко?

Эмма: Это фантастический проект, в котором задействованы фантастические люди. Обожаю работать с Оскаром де Мануэлем, который сделал все аранжировки, с режиссером-постановщиком Хуаном Кончильо и всей командой – певцами, музыкантами, танцорами, актерами и техническим персоналом. Они все милые, талантливые и скромные люди. Это шоу – смесь оперы, танца фламенко и игрового театра. Это интересный подход, который делает оперу более доступной для разных людей, даже для детей и тех, кто обычно в оперу не ходит. Фламенко привносит дух Испании, безумные ритмы и танцы действительно красивы и чувственны.

MG: Ты каждый год принимаешь участие в Фестивале Оффенбаха в городе Бруникеле. В этом году вы ставили оперу-буфф «Женевьева Брабантская» с труппой Франка Тезана. Расскажи немного об этом. Это ведь исключительно французская фишка, российской публике неведомая, по большому счету.

Эмма: Я пою в этой труппе с 2010 года, и она стала моей «второй семьей», поэтому возвращаться туда для меня всегда счастье. Мои дети также вовлечены в постановки – играют на сцене и поют в хоре, так что это благословенное время года для меня, когда мы можем быть вместе 24 часа в сутки, посвящая себя музыке и театру. Фестиваль специализируется на французских операх-буфф Жака Оффенбаха (1819-1880). Они представляют собой сочетание оперного пения и театральной игры. В основном, это оперы-комедии, пародии на сентиментальные темы, используемые в большой опере, так что это всегда несерьезно, всегда смешно, сатирично, даже если музыка потрясающе красива сама по себе и столь же богата, что и в опере. В «Женевьеве Брабантской» действие происходит в средние века, и персонажи там абсолютно чокнутые и напоминают мне юмор в духе «Монти Пайтон», я обожаю это. Всегда смеемся до упаду.

MG: Какие у тебя дальнейшие планы относительно оперных постановок? Тяжело ли тебе быть действующей оперной певицей и фронтледи метал-группы? В чем, по-твоему, главное отличие между оперной певицей и метал-вокалисткой?

Эмма: Мы собираемся ехать в турне с проектом «Кармен Фламенко», вероятно, в Испанию и Америку. Еще несколько оперных выступлений прямо сейчас находятся в стадии согласования (скрестим пальцы!). Да, конечно, тяжело совмещать выступления в опере и метале. В опере всегда нужно устраивать прослушивания, чтобы о тебе не забывали режиссеры оперных постановок. В этом году мы много «турились» с Sirenia, поэтому у меня просто не было времени делать прослушивания для оперы. Похоже, метал стал занимать больше места в моей артистической деятельности, и я рада этому. Туры очень важны для меня, у нас появилась возможность выступать больше, чем когда бы то ни было ранее, это фантастика! Мне нравится концепция группы. Это команда, все вместе. Психологическое давление не такое: в опере ты в одиночестве, сама за себя, и не всегда просто с этим справиться.

В техническом аспекте – нелегко быстро перейти от одной техники к другой. Тяжеловато бывает, когда ты только что завершаешь метал-тур, а потом на следующий день приходится сразу же петь в опере. Пение в микрофон сильно отличается от исполнения в рамках естественной акустики. Всегда необходимо готовить голос к тому, чтобы использовать его тем или иным образом. Это может быть утомительным, так что очень важно быть очень осторожной с этим.

Есть одна вещь, которую я очень люблю в плане метал-выступлений — это контакт, единение, которое у нас возникает со слушателями. Они поют с нами, прыгают, иногда приносят вкусные пироженки; то, что фанаты дают нам, когда мы на сцене, — бесценно.

MG: Некоторые фанаты метала болезненно реагируют на определенные изменения в составе любимых групп. И в этой связи те или иные комментарии в твой адрес могут быть грубыми или травмирующими. Эмма, как ты справляешься с давлением и негативом в комментариях? Тебя они сильно задевают?

Эмма: С самого начала я знала, что мой приход в группу вызовет шторм. Я думала об этом снова и снова, прежде чем согласиться на предложение присоединиться к группе. Я понимала, что приход на место вокалистки, у которой за столько лет уже сформировалась внушительная фан-база, — это совсем не то, что явить себя миру в рамках собственной группы с собственными песнями. Многие вбили себе в голову, что ты занимаешь чье-то место и тебя следует убить, даже притом что они не знают обстоятельств, которые привели к смене вокалистки. С самого начала я знала, что будут и сравнения, и критика, но это все совершенно естественно, по моему мнению. Посему я решила принять это как понятную реакцию и просто стараться делать свою работу от всего сердца, что самое главное. Негатив меня не обижает, я просто стараюсь понять… И простить. Это всего лишь болезненная реакция людей… Я предпочитаю фокусироваться на музыке, для тех, кто с самого начала поддерживает меня и дает мне силы идти дальше. Я получаю больше свидетельств любви, нежели ненависти, так что вот та линия, которой я придерживаюсь!

MG: Несколько лет назад ты участвовала в проекте, в рамках которого пела a cappella на воздушном шаре. Каковы твои впечатления от пения арии Кармен в воздухе? Было страшно?

Эмма: …Откуда вы это знаете?! Хаха!!! Да… я это сделала… почему? Понятия не имею!!! Это был вызов. Это было полное безумие… Было тяжело и страшно, посадка была вообще полный рок-н-ролл, но мы смеялись как ненормальные.

MG: Есть такая тенденция: каждую оперную певицу, которая приходит в метал-группу, непременно начинают сравнивать с Тарьей. Что ты думаешь о таких сравнениях?

Эмма: Я думаю, что каждый голос на земле уникален, имеет собственное «лицо», но это нормально, что люди сравнивают. Без сомнения, Тарья может считаться определенной «меркой» в жанре.

MG: Сейчас очень много в метале групп с женским лид-вокалом. И у некоторых из них за микрофонной стойкой реально классные и профессиональные вокалистки. Эмма, кто, по-твоему, самая крутая вокалистка метала прямо сейчас?

Эмма: Да, сейчас много действительно хороших вокалисток в метале. Конечно, мне как классической певице нравится то, как Тарья использует классическую манеру пения, но также мне по душе Шарон ден Адель, а в немного другом жанре – Кристина Скаббья из Lacuna Coil, к примеру.

MG: Недавно у нас в паблике в социальных сетях были дискуссии насчет того, что есть «серьезная» музыка, а что «несерьезная». Встречалось мнение, что, например, те же Nightwish или Sirenia – это просто «припопсованный симфоник/готик-метал с простыми мелодиями», а вот, например, Тарья — это «серьезная музыка», потому что она, якобы, «более сложная». Эмма, ты согласна с таким подходом? Где эта грань между «серьезной» и «несерьезной» музыкой? Как ее определить? Есть какие-то критерии вообще?

Эмма: Ооооо, это так смешно!… Ерунда, музыка всегда будет музыкой. Кто может сказать, что «серьезно», а что нет, и вообще – что подразумевает это «серьезно»? Даже в классической музыке некоторые стремятся классифицировать жанры, заявляя, что вот это, дескать, абсолютное совершенство с точки зрения оперы, а вон то – один из поджанров. Зачем? Музыка обращается к вашему сердцу, если какой-либо жанр вас не цепляет – это отнюдь не значит, что музыка плохая или «несерьезная». Это всего лишь значит, что конкретная музыка не ваша. Так что я могу сказать всем, кто считает себя носителями «истины» о том, каким ДОЛЖЕН быть метал: проходите мимо, если вам не нравится этот жанр, и слушайте что-то другое… (это же так просто!)

MG: Ты считаешь себя «метал-дивой»?

Эмма: Безусловно! Где моя ванна с шампанским? Так, дайте подумать… Нет. Возможно, в группе есть одна дива или две (а то и целых три), но это не я, хаха!

MG: Как ты заботишься о своем голосе, особенно во время длительных туров?

Эмма: Я узнала много нового о своем голосе во время туров с Sirenia. Туры с метал-группой – это совсем не то, что в опере. Приходится петь каждый вечер на протяжении трех или более недель, а это большая нагрузка на связки, если ты поешь в полную силу и громко во время каждого концерта. Поэтому необходимо быть очень осторожной и управлять силой своего голоса. Тур за туром, я научилась (после нескольких неприятных сюрпризов!) беречь и восстанавливать свой голос: стараться как следует высыпаться (что самое важное), постепенно и осторожно разогреваться перед каждым шоу с помощью определенных упражнений, пить много воды или травяных отваров, не говорить много перед выступлениями и после них. И еще я бросила курить. Это не всегда легко, потому что в туре, как вы знаете, всегда царят соответствующие соблазны. Но нужно придерживаться этих правил, чтобы сохранить голос и хорошее здоровье.

MG: Что бы ты посоветовала певцам, которым приходится петь, будучи больными?

Эмма: Зависит от того, какова болезнь… Некоторые болезни делают звукоизвлечение просто невозможным, и тогда ничего не остается, как отменять концерт… Мы все этого очень боимся!.. Это наихудший сценарий, но иногда у нас нет выбора. Некоторые певцы принимают кортизон, чтобы спасти отдельные важные шоу. Я этого не рекомендую. Вы сможете петь, но не будете чувствовать своих связок, а это риск того, что их можно повредить в результате неосторожных усилий.  На следующий день и еще какое-то время после вы будете стопроцентно без голоса… Но в большинстве случаев, когда вирус не парализует голосовые связки, мы можем спасти ситуацию: необходимо пить много воды, не разговаривать несколько часов до концерта, принимать витамин С, делать ингаляции пара, накануне выступления и после него ложиться спать настолько рано, насколько это возможно. А есть самый лучший рецепт: сделать «отвар ведьмы», в который входят вода, ломтик лимона, свежий имбирь, гвоздика, тимьян, желтушник и мёд.

MG: Как ты видишь себя через 10 лет?

Эмма: Постаревшей версией меня, но всегда занимающейся музыкой и рисованием (попивая при этом хорошее французское винишко).

MG: Назови, пожалуйста, твои личные плюсы и минусы гастролирующей певицы.

Эмма: Плюсы: быть на сцене, проводить время и веселиться со своей «второй семьей» — группой, встречаться с поклонниками, другими группами  — это наилучшая из всех зависимостей; знакомиться с другими культурами, кухней разных стран — это фантастический опыт, который я очень ценю.

Минусы: Быть далеко от дома и семьи всегда нелегко, да и гастроли могут выматывать физически.

MG: В прошлом году ты впервые побывала в России. Поделись своими впечатлениями о нашей стране. И скажи несколько слов твоим российским фанатам в преддверии грядущих релиз-шоу.

Эмма: Это фантастические воспоминания для нас, и мы очень ждем новой встречи! Публика была замечательная, и большинство фанатов, которых мы повстречали, были очень крутыми и дружелюбными. Они задарили нас подарками – русскими вкусностями, шоколадом, сушёной рыбой, водкой, и я помню потрясающие капкейки с нашими фото, подаренные вами, MetalGossip! Они были восхитительными!

Мы счастливы, что релиз-шоу состоятся в России – Санкт-Петербурге и Москве. Мы очень ждем возможности снова выступить перед вами и сыграть новые песни в первый раз специально для наших российских поклонников. Увидимся!

Фото: Hervé Brouardelle

Интервьюер благодарит Lily Scarlet за помощь в подготовке вопросов.

Vera Donovan
Vera Donovan
Автор публикации
все записи автора