Меню
О Нас
Андроники Скула: «Я бы не смогла петь, если бы не мое классическое музыкальное образование»
Эксклюзивное интервью с вокалисткой Chaostar
Интервью
09 мая, 2018г.
Lily Scarlet

Группа Chaostar — уникальное явление на «альтернативной» сцене. Сочетание элементов классической музыки, эмбиента и этники делает их непохожими на коллег по цеху. Каждый альбом для Chaostar — это вызов самим себе. MetalGossip удалось пообщаться с вокалисткой коллектива — меццо-сопрано Андроники Скула. Певица поделилась мыслями о новом альбоме, важности классического музыкального образования, вдохновении, музыке Чайковского и многом другом.

MG: Андроники, пожалуйста, расскажи немного о вашем новом альбоме. В чем основное различие между “Anomima” и “The Undivided Light”?

Андроники: Привет, и спасибо за ваш интерес к Chaostar! Новый альбом – это вновь (по крайней мере, мы как группа видим это именно так) способ обнажить наши чувства, но в то же время – сохранить нечто вроде чистого листа, на который каждый слушатель сможет спроецировать свои собственные ощущения. Нет какого-то конкретного музыкального образчика, которому мы бы следовали в процессе написания песен, и это, по моим ощущениям, позволяет слушателю не зацикливаться на формах, а в большей степени пережить собственное чувственное восприятие музыки. Что касается различий между пластинками “Anomima” и “The Undivided Light”, я бы не хотела останавливаться на них, потому что эти альбомы – не модели автомобилей, чтобы сравнивать их характеристики, но каждый из альбомов является способом нашего художественного выражения и имеет свое собственное лицо. Тем не менее, я бы отметила, что “The Undivided Light” музыкально более конкретен, в то время как “Anomima” ощущается несколько более аморфным.

MG: В чем заключается концепция альбома “The Undivided Light”?

Андроники: “The Undivided Light” повествует о силе света – сиять, даже если он разделен на многочисленные отдельные огни. Свет представляет все, что дорого каждому из нас. Возможно, это ценность, достоинство, сражение, идея. Всему этому не страшно разделение, и как только мы осознаем, что это в наших руках – их защитить, делясь ими, и помочь людям понять их, наша жизнь приобретает реальную цель. Делиться важными духовными (и не только) вещами – хороший способ оценить наше качество жизни. Разделять и развивать идеи, ценности убеждений – это, тем не менее, не всегда простая задача. Чаще всего защита яркого пламени этих идей и ценностей от задувания требует от нас постоянных личных жертв.

MG: На альбоме “Anomima” присутствует лирика на многих языках мира, включая японский. А как насчет нового альбома?

Андроники: Новый альбом также содержит композиции на разных языках. Мы использовали суахили, английский, немецкий и греческий. Нам всегда нравилось использовать иностранные языки, потому что это средство экспериментирования, позволяющее в результате открыть, образно говоря, потайные двери.

MG: Тебе сложно петь на разных языках?

Андроники: Ну, разумеется, это существенный уровень сложности – петь на разных языках, но меня это совершенно не пугает. Причина в том, что при этом я ведь не состязаюсь с носителями языка, на котором пою, и не сдаю экзамен на его знание. Определенная «свобода художника» позволяет мне «произносить» язык так, как я его чувствую. Я бы сказала, что исследую, как влияет произношение каждого языка на мою душу, а затем «раскрашиваю» пение этими чувствами. Проще говоря, язык – это еще одно выразительное средство в наших руках. Какое влияние оказывает на ваш внутренний мир этот «инструмент»? Вот как раз именно это влияние певец должен выразить в своем исполнении, и тогда тот или иной иностранный язык окажется не просто лингвистической причудой, а будет скорее триггером новых чувств.

MG: Какая твоя любимая песня на новом альбоме?

Андроники: “The Undivided Light”! Она мой фаворит, потому что сочетает в себе барочное пение с эмбиентовой атмосферой! “The Undivided Light” — особенная композиция, поскольку в ней очень ярок элемент неожиданности! Тот момент, когда я пою арию “When I am laid” из оперы «Дидона и Эней» Генри Перселла в середине композиции, меня по-настоящему ошеломляет!

MG: Адроники, это твой второй альбом, записанный с Chaostar. Что изменилось с тех пор, как ты дебютировала в составе группы?

Андроники: Думаю, мы теперь лучше понимаем друг друга с Христосом Антониу, и мы достигли невероятного темпа работы в рамках Chaostar. Это же касается и взаимодействия с остальными участниками коллектива. Наш рабочий ритм с Chaostar постоянно становится быстрее и продуктивнее.

MG: Вы планируете тур в рамках поддержки нового альбома?

Андроники: Туры всегда входят в наши планы. Это, конечно, непросто, учитывая, что большую часть года Христос занят гастролями с Septicflesh, но, несмотря на это, мы сможем найти правильное время и место для хорошего шоу Chaostar.

MG: Что, по-твоему, делает Chaostar столь уникальным?

Андроники: Хе-хе! На этот вопрос следовало бы отвечать нашим слушателям… Сами о себе мы не можем сказать… По итогам многих лет упорного труда, возможно, нам посчастливилось завоевать признание музыкальной индустрии и полное приятие со стороны аудитории. С тех пор мы ощущаем себя только одинокими солдатами, блуждающими в темных лесах подсознания. Если вы теперь чувствуете, что Chaostar уникальны – ну, это честь для нас, и это наполняет нас счастьем. Если след, оставляемый нашей музыкой у вас в сердце, уникален, то это означает, что мы смогли вложить часть наших душ в музыку, которая в итоге эхом отозвалась в ваших сердцах. Спасибо вам за это.

MG: Вернемся в год 2014, когда ты принимала участие в классическом произведении ХристосаFosferatu”. Расскажи, пожалуйста, об этом опыте. Ты собираешься исполнять это вновь?

Андроники: Возможно, это был самый волнительный опыт в моей жизни… Это музыкальное произведение рассказывало о работе Макса Планка на тему разнообразия света и его притягательных свойств. Свет и его свойства по-прежнему остается темой, которая волнует и привлекает ученых. Эти вопросы в физике всегда вызывают интерес у большой аудитории и до сих пор содержат элемент тайны, покрытой мраком. Красота “Fosferatu” заключается в том, что Христос смог написать музыку на столь сложную и загадочную тему, не утратив при этом сущности тайны… Лично для меня это было очень круто – быть единственной солисткой в акте и играть на сцене полностью самостоятельно. Для нас с Крисом это был вызов, но мы получили удовольствие. “Fosferatu” также было отличной возможностью понять, какого труда и мастерства требует совместная работа с 16 классическими музыкантами и великим маэстро Георгием Аравидисом. Это не имеет ничего общего с рок- или метал-шоу.

MG: Давай поговорим о твоем пении. Как ты считаешь, музыкальное образование важно? Что оно тебе дало?

Андроники: Музыкальное образование очень важно. Я бы не смогла петь, если бы не мое классическое музыкальное образование. То же самое касается и Криса. Он бы не смог «конструировать» столь сложные классические формы в Chaostar и Septicflesh, если бы не получил образование по направлению классической композиции. Реальная сила классического музыкального образования заключается в возможности встретиться с расширенными границами музыки, даже если в конце ты не пойдешь этой дорогой. Это как открыть все двери и в итоге выбрать какую-то одну из них, чтобы войти. Конечно, это не означает, что люди, не получившие музыкального образования, никогда не могут достичь успеха и сделать выдающуюся карьеру. Одно не исключает другого. Но, тем не менее, для нас с Крисом это совершенно точно, что классическое образование существенно расширило наши перспективы в части возможностей находить нетривиальный подход к звучанию.

MG: В чем заключаются преимущества классической вокальной техники лично для тебя?

Андроники: Самое значительное преимущество классической техники в том, что она позволяет мне петь высокие и низкие ноты без нанесения вреда голосовым связкам. Пение высоких нот в экстремальной манере разрушительно для связок и просто не работает.

MG: Ты бы хотела в будущем принять участие в полноценной оперной постановке?

Андроники: Да, конечно. Это моя мечта, но ее очень, очень трудно достичь…

MG: Какая твоя «роль мечты»?

Андроники: На самом деле, у меня ее нет. Я мечтаю о том, что делаю то или это, но не о какой-то конкретной роли, которую хотела бы сыграть.

MG: Какую классическую арию ты больше всего любишь исполнять?

Андроники: Определенно это ария ДалилыMon Coeur s’ouvre a’ ta voix” из оперы Камиля Сен-Санса «Самсон и Далила».

MG: Есть ли какие-либо музыканты или группы, с которыми ты хотела бы сотрудничать?

Андроники: Есть много групп, которыми я восхищаюсь. Для меня было бы огромной честью, например, поработать в рамках Chaostar с квартетом Kronos.

MG: Кто вдохновляет тебя в музыке?

Андроники: Для меня триггером в музыке являются мои воспоминания. Даже не могу выразить словами, во что превратились воспоминания в моей душе к настоящему моменту. Может быть, в мраморную амальгаму чувств и мыслей? Не знаю, меня заставляют петь, сочинять музыку и выражать себя, конечно же, мои чувства, раны и смех, которые я ношу внутри. Музыка – это средство общения с моим внутренним «я» и целительный процесс, облегчающий боль от потерь и борьбы.

MG: И последний вопрос. Что бы ты хотела сказать своим поклонникам в России?

Андроники: Я хотела бы пожелать российским друзьям, чтобы они сохранили свои яркие личности живыми! А еще хочу подчеркнуть, что русские классические арии очень сильно и глубоко повлияли на меня, просто до мурашек по коже. Каждый раз, когда я пою арию Полины «Подруги милые» из оперы Чайковского «Пиковая дама», горько-сладкий кинжал пронзает мое сердце. Я люблю это чувство. Оно снова возвращает нас к разговору о воспоминаниях… Совпадение, что мною всегда движет элемент воспоминаний? Не знаю, по-моему, Чайковский очень правильно это все преподнес… Спасибо, мои дорогие друзья, за поддержку Chaostar! Всего вам наилучшего!!!

Перевод: Vera Donovan

Lily Scarlet
Lily Scarlet
Автор публикации
все записи автора