Меню
О Нас
Amberian Dawn: мелодичные, веселые и… тяжелые!
Эксклюзивное интервью с лидерами Amberian Dawn Туомасом Сеппяля и Капри Вирккунен
Интервью
25 марта, 2018г.
Vera Donovan

Финский коллектив Amberian Dawn, играющий музыку в стиле symphonic/power metal, существует уже немало лет и успел за время своего существования выпустить не один альбом. Увы, в плане успешности группе не удалось выйти за рамки уровня так называемого «второго эшелона», но, тем не менее, коллектив приобрел определенную известность и фан-базу в странах Европы, включая и Россию.

Недавно Amberian Dawn отыграли ряд концертов в рамках небольшого европейского тура, совместного с коллегами по симфо-цеху Edenbridge. И перед одним из таких выступлений с лидерами группы – гитаристом и основателем Amberian Dawn Туомасом Сеппяля и вокалисткой Пяйви «Капри» Вирккунен – пообщался специальный представитель MetalGossip в немецком Мангейме.

О том, как происходит сочинение песен в группе, о музыкальных влияниях и вкусах, о выборе сценических нарядов и многом другом читайте в нашем интервью с ребятами.

MG: Как у вас в группе происходит процесс сочинения песен?

Туомас: Я сочиняю все песни дома, в своей собственной студии. Иногда мне приходят идеи во время пробежки в лесу или поездки за рулем. Часто бывает так, что я впоследствии не могу вспомнить эти идеи, но потом, через какое-то время, они приходят в голову снова. Так что процесс у нас такой: я записываю демо-версии песен, где вокальные линии воспроизвожу посредством фортепиано или гитары, а потом Капри пишет к ним лирику.

Капри: Да, Туомас мне высылает все демо, и обычно во время их прослушивания я словно смотрю кино, потому что его песни сильно отличаются от других подобных.

MG: Как вы выбираете песни, которые войдут в альбом, после того, как они написаны (записаны)? И вы с самого начала имеете понимание того, как будет выглядеть альбом целиком, или же идеи приходят в процессе работы?

Туомас: Я выбираю те песни, которые мне нравятся, и доверяю своему чутью: если песни понравились мне, то понравятся и слушателям, вероятно.

Капри: Скорее всего, мы получаем представление об альбоме в процессе его создания, потому что предварительно не планируем, что именно собираемся записать. Мы можем продумывать все заранее, если речь идет об альбоме-компиляции или тому подобном, но в плане студийного альбома – решение всегда приходит в процессе его создания.

Туомас: Процесс написания песен может занять год, а то и более. Даже мой композиторский стиль может претерпеть изменения в ходе создания музыки. Я могу начать с песен в стиле power metal, а потом переключаюсь на более тяжелые композиции. Музыкальный стиль меняется с ходом времени.

MG: Назовите альбом, который в наибольшей степени повлиял на вас как на музыкантов.

Капри: О, это трудно!

Туомас: Очень сложный вопрос! Но ладно, один могу назвать. Это альбом DioSacred Heart, потому что я его часто слушал, в нем мне нравилось гитарное звучание, и в конечном итоге он мотивировал меня играть на гитаре. Прежде я играл лишь на пианино. На гитару я переключился, когда мне было лет 14-15, после того, как послушал этот альбом.

Капри: Первым альбомом, который стал моей большой любовью, был альбом Bon JoviRunaway. Я услышала его по радио и подумала: «О боже, что это, это же круто!», потому что мама дома всегда слушала Элвиса и тому подобное. Так что я была просто в шоке, услышав в первый раз Bon Jovi.

MG: Как вы расслабляетесь во время тура? Читаете, кино смотрите или что-то еще?

Капри: Я всякий раз хожу на прогулку, когда мы приезжаем на концерт куда-либо. Где-то час мне нужен, чтобы погулять, осмотреться.

Туомас: Мне тоже нравится немного пройтись перед концертом, хотя и не всегда удается.

Капри: Когда ты все время находишься в турбасе, тебе очень нужен свежий воздух, и к тому же ты постоянно сидишь. Так что прогулка важна.

Туомас: Да, нужны физические упражнения, хотя бы какие-то.

MG: У вас есть что-то вроде ритуала перед выходом на сцену?

Капри: Да! Да! Знаете, что такое “lax vox”?

MG: Нет.

Капри: Это специальная силиконовая трубочка, которую я опускаю в бутылку с водой и делаю «вуууууу», потому что это расслабляет мои голосовые связки.

Туомас: Мы, парни, обычно любим подшучивать над нашим басистом Юккой Хоффреном. Мы его все время троллим!

MG: В связи с развитием технологий и гаджетов, во время концерта не мелькала ли у вас хотя бы однажды мысль вроде: «Эй, посмотри на меня, а не в свой телефон/камеру»? Изменилась ли аудитория и способ взаимодействия с ней с того момента, как вы начали свою карьеру?

Капри: Думаю, вчера это было 50/50. Многие снимали все время, но, возможно, они просто фотографировали, а не видео записывали, не знаю.

Туомас: Думаю, это странно. Не хорошо, и не плохо, а просто странно. Но да, я прихожу к выводу, что люди снимают видео и следят за происходящим одновременно.

Капри: Обычно, когда я иду на концерт, то всего лишь одно фото делаю или два, не более, и предпочитаю полноценно наслаждаться шоу. Но да, думаю, в последние годы тенденция несколько изменилась, люди движутся вперед.

MG: Вы самостоятельно создаете свои аутфиты или кто-то помогает с этим?

MG: Я сама!

Туомас: У нее всегда много идей насчет аутфитов.

Капри: Но когда мы готовимся снимать клип, у нас есть… ну, «стилист» вряд ли будет подходящим словом, но если у режиссера есть конкретная идея, мы делаем то, что он (она) хочет.

Туомас: Иногда приходится просто приказывать парням надевать что-либо черное, потому что, по моему мнению, наш так называемый «стейдж презенс» должен основываться на черном цвете.

Капри: Наш басист, скорее, наденет футболку с черепашками ниндзя ярко-желтой расцветки.

Туомас: Для нас так проще – все время носить черное.

MG: Вы смотрите видео ваших собственных выступлений, чтобы понять, что можно было бы скорректировать, например?

Капри: Когда я была моложе – конечно! Теперь, на самом деле, не смотрю такие видео, потому что я такая, какая есть сейчас (смеется), и я не знаю, как это изменить. Но да, я слушаю записи и сегодня, разумеется, но не особенно обращаю внимание на то, как выгляжу на видео.

Туомас: Лично я не люблю смотреть такие видео. Разве что, если это было какое-то масштабное шоу, к примеру, крупный фестиваль, и то – только мельком. Не более того.

MG: Если бы вас попросили охарактеризовать музыку Amberian Dawn в трех словах – какие бы это были слова? Туомас: В трех словах? Гм… Мелодичная, веселая… Два слова подобрал, еще одно… Тяжелая!

MG: Расскажите о «сотрудничестве вашей мечты».

Туомас: Ну, с годами предпочтения менялись. Когда я был подростком, то мечтал о дуэте, к примеру, с Дио или, возможно, Ричи Блэкмором. Но вот сейчас я был бы не против что-то замутить с Бенни Андерссоном из ABBA.

Капри: Не знаю, мне нравится работать с женщинами… Возможно, я бы хотела спеть с Ноорой Лоухимо из Battle Beast. Она моя подруга, мы часто контактируем в родном городе, но не публично.

MG: Есть планы приехать в Россию с концертами?

Туомас: Ну, если бы нас пригласили, если бы какие-либо промоутеры связались с нашим концертным агентством… Вроде бы, ранее какие-то контакты были, но понятия не имею, что случилось, потому что в итоге ничего не состоялось. Думаю, менеджменту необходимо убедиться в том, что промоутер настоящий, а не непонятно кто. Но это, конечно, возможно!

MG: Какие планы на этот год?

Туомас: Скорее всего, мы примем участие в нескольких летних фестивалях. А осенью, возможно, какие-то концерты в рамках европейского тура последуют. Может быть, Великобритания или Франция, которые мы в этот раз пропустили.

MG: Что вы можете сказать фанатам из России?

Капри: Надеюсь, когда-нибудь мы сможем к вам приехать!

Туомас: Мне кажется, у русских и финнов много общего. Климат одинаковый, так что мы должны будем почувствовать себя как дома!

Капри: Я однажды бывала в России. В Москве, на конкурсе «Евровидение». Я пела партии бэк-вокала для финского участника, группы Waldo’s People. И в России было действительно здорово! Надеюсь вскоре туда вернуться!

 

С Туомасом и Капри беседовал Юрий Ким.

Интервьюер благодарит Светлану Соколову за помощь в подготовке вопросов для интервью.

Vera Donovan
Vera Donovan
Автор публикации
все записи автора