Концерт Alestorm Концерт Kamelot Metal Female Voices Tour Концерт PowerWolf Концерт Rhapsody

Анна Бруннер: "Это круто, что нас четверых собрали вместе"

Анна Бруннер – новое лицо в тяжелой музыке. Начав карьеру как студийная певица, она быстро приглянулась Аманде Сомервилль, и та позвала ее в проект Exit Eden. О работе в новом коллективе, любимых песнях и дальнейших планах читайте в новом интервью.  

 

MetalGossip: Прежде всего, поздравляем с выходом альбома «Rhapsodies In Black»! Вы проделали замечательную работу.

 Анна Бруннер: Больше спасибо!

 

MG: Первый вопрос. Ты новичок в метале. Расскажи нам о себе: как ты открыла для себя рок-музыку, есть ли у тебя музыкальное образование?

АБ: Я начала свой музыкальный путь в рок-группе, когда была подростком. Я всегда любила тяжелую музыку и ничего кроме нее. Я стала потихоньку писать собственные песни со своим коллективом. Я посвящала всю себя этому и впоследствии решила все-таки получить образование. Я изучала вокал и композицию в колледже в Германии, а после отправилась на один семестр в США, где основала еще одну группу. К тому же, я многое узнала о сочинении песен, и это было очень интересно. Но, к сожалению, ни с одним из моих коллективов ничего так и не вышло. У нас были концерты, мы действительно много выступали. Но большего так и не получилось, мы не удостоились особого внимания со стороны медиа. Поэтому то, что происходит сейчас, для меня очень волнующе.

 

MG: Как появился проект Exit Eden?

АБ: Все началось для меня со студийной работы. Я записываю вокал для разных проектов и много работаю с одной немецкой продюсерской командой. Однажды у них появилась идея: взять поп-композиции и переделать их в метал-стиле. Это меня заинтересовало. Поэтому я спела пару песен, а потом Аманда записала еще несколько. Это было два года назад. Мы записали еще пару демо-версий, а потом очень долго ничего не происходило. Я продолжала работать в студии, а затем меня спросили: «Тебе интересен этот проект? Хочешь быть участницей этой группы?». Я была очень рада. Я знала Аманду по Avantasia и другим проектам и подумала, что из этого может что-то получится. И ей тоже было интересно принять в этом участие. Она пригласила Марину, так как они дружат. А после они услышали Клементин и решили позвать и ее: поняли, что это круто, чтобы было больше певиц, больше сильных женских голосов. Так все и началось.

 

 

MG: Вы изначально планировали записывать каверы? Рассматриваете ли вы Exit Eden как кавер-группу?

АБ: Трудный вопрос. С одной стороны, да, это кавер-песни. Но с другой - мы исполнили их в совершенно ином стиле. И аранжировки совсем другие, разительно отличающиеся от оригинала. Так что, в некотором роде, получаются новые песни. Нам нравилось работать над этим альбомом, и мы не задумывались над вопросом «Кто мы?», а просто делали свое дело.

 

MG: Как ты думаешь, почему каверы на поп-песни так популярны у метал/рок-исполнителей? Вы не первый коллектив, который делает подобные каверы. Все-таки поп и рок - это два разных мира.

АБ: Да, ты права, очень разные. Для меня, с точки зрения композиции, существует очень много хороших песен. Неважно, какой это жанр: поп, рок, джаз или еще что-то. Есть много хороших композиций в любом жанре. И взять известную поп-композицию, которую все знают и с которой у многих связаны свои воспоминания, и переделать в том стиле, в котором чувствуешь себя комфортно, – это по-настоящему интересно. Ты словно создаешь песню заново. Это вроде бы и та же композиция, и в то же время ты вкладываешь что-то свое, исполняя ее так, как тебе бы хотелось ее услышать. 

 

MG: Как вы выбирали композиции: вместе принимали решение, или же они уже были выбраны без вашего участия?

АБ: Все началось с песен, которые уже были выбраны, но так как я была в проекте с самого начала, я могла подавать свои идеи, предлагать: «Давайте попробуем эту песню или эту». Список поначалу был огромный. Поэтому было очень трудно выбрать всего одиннадцать. Ты, вроде, уже остановился на конкретной композиции, но потом смотришь, что вот и эта хорошая, и вот та круто будет звучать. Посему да, выбор песен дался очень сложно.

 

MG: Были ли такие песни, которые планировали записать, но потом по каким-то причинам вы их отмели?

АБ: Хм, не уверенна. Песни подбирали продюсеры. Может быть, и были такие, но мы об этом не знали. Так или иначе, продюсеры проделали колоссальную работу: они подобрали композиции, которые подходили бы и каждой из нас по голосу, и при этом - так, чтобы мы выигрышно звучали все вместе.

 

 

MG: У тебя есть свои «фавориты» на «Rhapsodies In Black»?

АБ: Да. С самых первых записей мне пришлась по душе «Unfaithful». Она звучит как-то по-другому. Не могу сказать, что я большая фанатка Рианны, но то, как мы исполнили эту композицию, та мощь, которую мы вложили в нее, превращая балладу в рок-гимн - все это делает «Unfaithful» моей любимой песней. Есть еще парочка. Например, мне еще очень нравится «Fade To Grey» , то, как она по-роковому зазвучала. Было здорово ее записывать с Клементин, она француженка, и начитываемый ею текст на французском придавал этой песне некой аутентичности. Так что я бы выделила эти две. Но и их было трудно выбрать, так как все остальные песни не менее прекрасны.

 

MG: Есть ли на альбоме песня, которая, на твой взгляд, менее удалась?

АБ: Дайте подумать… Не думаю, что такие есть. Эти песни и так хороши, а метал-аранжировка дала им новую жизнь. У них появилась, так сказать, новая магия. Так что неудачных нет. Я часто переслушивала наш альбом еще на стадии сведения, чтобы проникнутся им или подумать над тем, что можно было бы еще изменить. Восприятие меняется, когда гоняешь альбом по десятому кругу. Но каждый раз я чувствовала себя комфортно, слушая записи. Каждая из песен, как по мне, звучит более чем достойно.

 

MG: Были ли песни, при записи которых ты ловила себя на мысли: «О боги, это же про меня»?

АБ: Наверное, «Unfaithful». Мне не приходилось притворяться, исполняя ее. Особенно тот второй куплет, в который я вложила всю свою силу и мощь. Аманда и все остальные были просто в шоке, когда я спела.  Они воскликнули: «Вау! Это было чертовски круто!». Я думаю, что это были тот момент и та песня, которые тронули меня.

 

MG: Как тебе работалось с Амандой, Мариной и Клементин?

АБ: Это круто, что нас четверых собрали вместе. Мы все разные, но, в то же время, у нас одно видение. У нас были разные пути, но здорово, что мы собрались вместе. Мы делились опытом друг с другом и при этом учились друг у друга. Работать вместе - это было нечто совершено иное. Вначале я и Аманда записали демо. Что-то мы оставили, а что-то переписали, так как поняли, что записанное может звучать немного лучше. Поэтому мы поработали над новыми версиями. Потом я встретилась с Амандой в студии, а через пару месяцев – с  Клементин и Мариной. Мы нашли общий язык, и нам было весело работать вместе. Они действительно интересные люди. Мы нашли подход друг к другу.

 

 

MG: Вы звучите очень гармонично на альбоме, несмотря на разные голоса и техники. В чем секрет?

АБ: В чем секрет? Думаю, нам просто повезло. Поэтому все было на своих местах, и голоса звучали. Я не знаю, что конкретно думали Аманда и Марина, приглашая Клементин. Я не думаю, что это было «Подойдет ли она?», скорее «Она клевая, с ней весело». Они встретили ее за кулисами и подумали, что она нам подойдет. Поэтому да, нам просто повезло.

 

MG: Как ты заботишься о своем голосе?

АБ: Я очень много пью воды. Особенно, когда работаю в студии или чувствую, что начинаю заболевать. Я слежу, чтобы горло не пересыхало и голос звучал мягко и ровно. Конечно, иногда «пускаю петухов» или пою песни, которые мне не подходят. В ветреную погоду всегда надеваю шарф. Но я научена, что если чего-то сильно бояться, то оно обязательно произойдет. Поэтому я стараюсь много не думать о плохом. Просто говорю себе, что все будет хорошо.  

 

MG: Значит, ты ешь мороженное летом?

АБ: Кончено, ем. Но не перед самым концертом или записью.

 

MG: Что ты думаешь о термине «female fronted metal»? Некоторые певицы, такие как Алисса Уайт-Глаз и Флор Янсен, призывают отказаться от этого термина.

АБ: Мне очень нравится Алисса и Arch Enemy. Я считаю, она действительно крута, и у нее можно многому научиться. Насчет термина - у меня с ним сложности. Мы женщины,  мы любим тяжелую музыку, мы поем метал, и нам нравится это делать. И мы не думаем над тем, что нас начнут называть «female fronted metal». Мы просто делаем, что нужно. Мы не выбирали рождаться женщинами. Мы те, кто мы есть. Мы просто любим музыку, и все.

 

MG: Кто из музыкантов вдохновляет тебя?

АБ: Я черпала вдохновение в старых рок-группах. Я люблю AC/DC, хотя открыла их для себя несколько позже. Мне нравится слушать их записи и подпевать. Я большая фанатка Foo Fighters. Мне нравятся больше мужские голоса, их подача. Это то, как бы я сама хотела петь. Поэтому у меня подобный крикливый рок-голос.

 

MG: Каковы дальнейшие планы? У других членов Exit Eden есть свои коллективы. Что насчет тебя: создашь свою группу или начнешь сольную карьеру?

АБ: Это интересный вопрос, но пока я сконцентрирована на Exit Eden. Нам было интересно, понравится ли этот проект людям. Мы не думали, что он будет таким удачным, как сейчас. Поэтому я стопроцентно сосредоточусь на этой группе. Но мне очень любопытно, что будущее припасло для меня.

 

MG: Exit Eden – это one-time проект, или у вас уже есть планы на дальнейшую работу? Есть ли шанс услышать именно ваше творчество?

АБ: Мы очень хотим сыграть эти песни вживую. Их было здорово петь в студии, и мне кажется, на сцене будет звучать не хуже. Хочется сыграть крутое шоу. У нас действительно это в планах. И, конечно же, у нас на уме второй альбом. У нас нет ни малейшего понятия о том, каким он будет. У нас очень много идей, но пока ничего конкретного. Мы не знаем, как все повернется.

 

MG: Есть уже какие-то конкретные планы насчет концертов или полноценного тура?

АБ: У нас на данный момент нет четких планов, но нам этого действительно хочется. Насчет тура также планов нет, зато на один концерт - есть. Он состоится 22 сентября в Гамбурге. Это первое шоу, и оно состоится в рамках фестиваля «Metal Days». Посмотрим, как пойдет, и, возможно, тогда будем уже планировать тур.

 

MG: Будете ли вы выпускать еще видео?

АБ: У нас есть еще несколько клипов, которые мы хотим выпустить. Мы хотим скомпоновать историю из разных видео. Так что рассказ еще не окончен.

 

MG: И последний вопрос: рок-музыка мертва (потому что Джин Симмонс любит повторять про смерть жанра)?

АБ: Да ни в коем разе! Нет, однозначно нет. Уж точно не для меня. Думаю, что сейчас – время для рок-музыки. Слушая мейнстримовую музыку (а мне приходится иногда), я иногда восклицаю: «О, нет, я не могу это слушать!». Так что, возможно, настало время рок-музыке стать куда более популярной. Рок – не мертв! 

Автор: Lily Scarlet

Теги: ExitEden AnnaBrunner

Поделиться в социальных сетях:

Читать еще