Меню
О Нас
Шарон ден Адель рассказала о новом альбоме Within Temptation, работе над My Indigo и о болезни отца
Новости
18 февраля, 2019г.
Vera Donovan

Недавно фронтвуман Within Temptation Шарон ден Адель дала интервью голландскому порталу FaceCulture. Певица рассказала о важности периода, в течение которого она работала над своим сольным альбомом My Indigo, о влиянии My Indigo на новый альбом “Resist”, а также о болезни и уходе отца.

«Для меня работа над сайд-проектом My Indigo стала также и отправной точкой для альбома Within Temptation “Resist”, — отметила Шарон.- В процессе сочинения материала для Within Temptation я на какое-то время остановилась, перестав писать песни, а потом, когда начала сочинять снова, получилось нечто совершенно другое. Это было больше в духе indie pop, даже ближе к авторской песне. Чтобы понять, откуда оно взялось, мне пришлось действительно покопаться в своей личной жизни. В итоге я написала музыку, которую никогда не создавала ранее».

«Я была очень удивлена, — прокомментировала Шарон результат своей работы в плане My Indigo. — Это музыка из моего прошлого, из 80-х, в которых я выросла, но также она вобрала в себя и многое из того, что происходит сейчас, причем личного. Получилась смесь старого и нового, слившегося воедино, и это было мое личное путешествие, в ходе которого я должна была отправиться сначала в 80-е, когда я росла, а потом вернуться в 2017, 2018 год, в котором я живу сейчас. Я поняла, что мне нужно снова посмотреть на музыку по-другому, потому что я не понимала направления. Мне нужно было описать, какую музыку я делаю, но у меня не было ни малейшего понятия. Также я смотрела на группы, которые больше работали в музыкальном направлении, в котором я пыталась сочинять в то время, и у них я многому научилась, и, думаю, это был также базис и для нового альбома Within Temptation».

Кроме того, певица поделилась воспоминаниями о том периоде, когда болел и уходил из жизни ее отец.

«Все это было довольно напряженно, главным образом, потому что у нас был разный взгляд на то, как ему следовало относиться к своей болезни, — рассказала Шарон. — Я хотела, чтобы он показался многим специалистам в разных больницах, а он говорил что-то вроде: «Лучше я буду здесь, в местной больнице». И хотя в этой больнице всё шло не совсем так, как должно было, он оставался очень лояльным по отношению именно к этому лечебному заведению. Я говорила: «Пожалуйста, обратись за альтернативным мнением». Что-то вроде того. И постепенно я поняла, что должна отпустить его, позволить ему самому решать, что делать, чтобы ему было максимально комфортно в сложившейся ситуации. Кроме того, я думала и о маме, думала: «Ну и хорошо, что он в местной больнице, это очень близко от дома, и она сможет навещать его каждый день, не проводя много времени за рулем». В общем, о таких вот глупостях. В конце концов, это ведь были его путь, его жизнь, и я должна была отпустить его, потому что мы и так слишком много ссорились на эту тему. Он был очень позитивным, в то время как я пыталась предупредить его об опасности того, как будет протекать его болезнь, если он упустит время. Но он был полон уверенности, что справится и все с ним будет хорошо. Изображал из себя мудрого папу, поддерживал меня, в то время как я просто хотела, чтобы ему стало лучше. Я пыталась помочь ему принять другие решения».

Шарон также рассказала и о песне, написанной в память об отце: «Я посвятила ему одну из песен с нового альбома. Он был большим поклонником Within Temptation. Я написала песню “Supernova” для него. Это что-то вроде размышлений об энергиях и о том, куда энергия уходит. Вы всегда надеетесь на то, что энергия не исчезает, она продолжается, даже если это и невозможно. Это нечто большее, чем то, что может увидеть человеческий глаз. Я не религиозный человек в классическом понимании этого слова. Я выросла вне религии, но я духовный человек. Я верю, что должно быть там что-то. Возможно, это просто надежда. Не знаю. У меня все еще есть внутренний конфликт научного подхода и собственных надежд».

«Из работы над My Indigo я вынесла то, что иногда лучше быть более прямолинейной, — отметила Шарон, говоря о влиянии My Indigo на новый альбом Within Temptation. — И думаю, это реализовано даже больше на новом альбоме Within Temptation, нежели на My Indigo. Некоторые песни получились с большим урбанистическим влиянием, очень прямыми благодаря определенному сленгу и манере пения, словно высказываешь все прямо в лицо, говоришь прямо, что чувствуешь. Вот, например, строчка из “Holy Ground” “’It’s been a while since I told ya that I hate ya”. Я никогда раньше ни на одном альбоме так не писала. Это такое облегчение – говорить иногда то, что чувствуешь».

Напомним, новый альбом Within Temptation “Resist” вышел 1 февраля.

Vera Donovan
Vera Donovan
Автор публикации
все записи автора